Дмитрий Сотников: Украинца Александра Костенко ФСБ похитила на бронированной машине, отжатой у «Приватбанка»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Осужденный в России украинский активист Майдана, крымчанин Александр Костенко был участником событий на улице Институтской в Киеве в начале 2014 года. Он с друзьями помогал эвакуировать раненых в полевой госпиталь на Майдане. Активистам некоторое время даже пришлось укрываться в посольстве Франции. Вскоре Александр исчез. Спустя некоторое время появилась информация о том, что его вывезли неизвестные в направлении Брянска, откуда он смог убежать домой в Крым. Однако и это не помогло Костенко скрыться от преследователей. 5 февраля 2015 г. на выходе из своей квартиры в многоэтажке Симферополя его избили и повязали сотрудники ФСБ. У задержанного была сломана рука, вывихнуто предплечье. Активиста доставили в Следственный комитет РФ, где он якобы подписал явку с повинной.  Майдановца обвиняют в нанесении телесных повреждений сотруднику «Беркута» Виталию Полиенко во время столкновений в центре украинской столицы 18 февраля прошлого года. Гособвинителем выступила так называемый прокурор оккупированного Крыма («Няша») Наталья Поклонская, которая потребовала посадить активиста в тюрьму. Однако предъявленное обвинение не позволяло этого сделать. Поэтому «правоохранители» провели обыск жилья Александра, в результате якобы выявили ствол от нарезного оружия. В итоге оккупационный суд осудил украинца на четыре года.Сейчас Александр Костенко готовится к первой очной ставке с людьми, которые, как утверждает он сам и его защита, выбивали из него показания с помощью пыток. Это произойдет, как ожидается, 25 ноября в Крымском гарнизонном военном суде. Об этом сообщил его адвокат Дмитрий Сотников. Российский адвокат Дмитрий Сотников: Украинца Александра Костенко ФСБ похитила на бронированной машине, отжатой у «Приватбанка»В интервью «Главкому» Сотников рассказал о том, почему дело Костенко не настолько известно в Украине, как дела других политических заключенных в РФ, кто финансирует его работу, а также о том, против кого из бывших украинских чиновников в Крыму он готов дать свидетельские показания. Своей задачей защита Костенко видит в том, чтобы доказать вину бывших сотрудников СБУ, причастных к пыткам его позащитного.Почему дело вашего подзащитного не настолько «раскручено» в СМИ, как процессы над Савченко, Сенцовым, Кольченко?

Все дела (громкие политические дела против украинцев) рассматриваются на территории Российской Федерации. Дело моего подзащитного рассматривается на оккупированной территории. Консульский отдел им попросту не может заниматься, считая Крым частью Украины.

Неужели степень огласки дела настолько зависит от участия консульства?

Знаете, организуются ведь определенные мероприятия. Я не знаю, какие бюджеты по мероприятиям в других делах. Один раз с его (Костенко, – «Главком») родителями была договоренность о гонораре. После этого они просто поездки оплачивают и все. Все-таки (Крым) регион бедный. Иногда сам (за свои деньги) пытаюсь купить билет в Крым, где слушается дело, иногда мои друзья помогают.

Вы говорите, что полторы недели ничего не знали о судьбе своего подзащитного. Почему?

Начальника симферопольского СИЗО Левица, в котором содержался мой подзащитный посадили (против начальника СИЗО возбуждено уголовное дело по статье «превышение должностных полномочий»), ему грозит до четырех лет лишение свободы… После этого всякое взаимодействие СИЗО и защиты прекратилось. Когда человек поступает в какую-то колонию, о его прибытии направляется справка. На мой взгляд, в том СИЗО (начальника которого пытаются осудить) были разборки между сотрудниками СИЗО и ФСБ. Другими словами, из-за этого всего получить от них информацию было практически невозможно. Мы получили информацию (по своим каналам) о том, что подзащитный прибыл в ИК (исправительную колонию) №5 Кировской области.

Виктор Паршуткин - адвокат обвиняемого в «карательной операции» на Донбассе украинца Сергея Литвинова. Дмитрий Сотников - адвокат осужденного в РФ украинца Александра Костенко

Виктор Паршуткин – адвокат обвиняемого в «карательной операции» на Донбассе украинца Сергея Литвинова. Дмитрий Сотников – адвокат осужденного в РФ украинца Александра Костенко

Занимается ли этим делом украинская Прокуратура АРК, которая находится в Киеве?

Да, по факту незаконного уголовного преследования (Костенко) возбуждено уголовное дело. Это было в марте. Что было после этого происходило, мне не известно. Я в Facebook неоднократно писал Назару Холодницкому (первому заместителю прокурора АРК) о том, что готов приехать и дать показания в отношении Натальи Поклонской, в отношении госслужащих Украины. Я выразил свою готовность свидетельствовать, но никакого акцепта не получил до сих пор.

Как будете пытаться доказать факт побоев, и что будете предпринимать, если суд все-таки их не учтет?

Понимаете, у меня на руках есть все документы, доказывающие побои. То есть в деле это все есть. Суд просто тупо игнорирует. Вот ты говоришь о побоях, ты ссылаешься на страницу в деле, на которой написано о том, что Костенко не был похищен из дома, а был задержан сотрудниками ФСБ. А суд тебе оперирует, мол, на другом листе написано, что Костенко сам пришел к следователю, что было явкой с повинной. Конечно, его похитили, избили, тогда он написал явку с повинной! А судья не хочет смотреть на эти доказательства.

Я прошу исключить такие доказательства как недопустимые, поскольку они получены в порядке применения пыток, а суд отвечает, мол, мы не будем сейчас исследовать пытки. Суд говорит, что если вы считаете, что вас пытали, подавайте отдельно заявление. Что я в итоге и сделал.

В течение какого срока его должны рассмотреть?

Три дня дается на рассмотрении вопроса. Проверку до одного месяца могут продлевать. После этого если отказывают, то тогда подаем жалобу согласно ст.ст. 124-125 УК РФ (Порядок рассмотрения жалоб и Судебный порядок рассмотрения жалоб). Проблема в том, что одна жалоба у нас уже была, но мне ее вернули. Сейчас рассматривается вторая жалоба по ст.125. Доказательства пыток у меня есть. Это в том числе и судебно-медицинская экспертиза о том, что был причинен вред здоровью. Вопрос сейчас состоит в том, из-за чего этот вред? Поклонская и ее подчиненные говорят о том, что моего подзащитного в парке избили неизвестные люди, после чего он с вывихнутым предплечьем, сломанной рукой и ссадинами на лице дополз не в медучреждение, а к следователю. То есть ему так сильно, видимо, ударили по голове, что он решил явку с повинной написать, вспомнил, что он в Киеве на Майдане бросил в кого-то камень и попал. Вот о чем речь идет. Я же говорю, что никакой явки с повинной не было, никаких неизвестных людей в парке тоже не было. Его похитили у самого дома сотрудники ФСБ. Это похищение видели отец и двое свидетелей. А похитили его люди на синем бронированном автомобиле Volkswagen. Это автомобиль, который в свое время был отжат у «Приватбанка», который появлялся при обысках в Меджлисе, который появлялся при похищении некоторых крымских татар. Что бы мне не говорил гарнизонный прокурор, эта машина сейчас принадлежит ФСБ. Это можно доказать.

Вы назвали несколько фамилий силовиков, которые могут быть причастны к нанесению повреждений Александру. В суд на них будете подавать?

Есть, в частности Тишенин и Шамбазов (задержание Костенко в Симферополе произвели майор Андрей Тишенин и капитан Артур Шамбазов. До аннексии Крыма они 10 лет служили в украинских спецслужбах. По версии защиты, именно они применяли пытки к Костенко). Мы пытаемся сейчас возбудить уголовные дела против них.

Как это возможно, они ведь в Крыму и по каким законам их должны судить?

По российским. Мы подали заявление о том, что применялись пытки. Это превышение должностных полномочий с причинением вреда здоровью. Нам отказали. И вот сейчас в гарнизонном суде мы хотим этот отказ обжаловать, чтобы все-таки было расследование по этим фактам.

На момент совершения преступления какое гражданство было у этих силовиков?

Российское. Да, в свое время они были сотрудниками СБУ, но по состоянию на 5 февраля 2015 года (день задержания Александра Костенко) они уже были гражданами РФ. Иностранцы не могут работать в российской спецслужбе. В российском сленге существует разделение на сотрудников (ФСБ) из континента и сотрудников-интегрантов (тех, кто предал Украину). Это разделение у них для служебного пользования. Так вот, этих товарищей сейчас толпами отправляют в Сирию и ласково называют «интегрантами». Товарищи, которые находятся в Крымском гарнизонном суде тоже интегранты. Отношение к ним негативное. Поэтому, я думаю, что здесь будет какая-то возможность продвинуться (привлечь их к ответственности).

Leave a Reply

Проверка только для незарегистрированных пользователей. Все комментарии премодерируются. *