Виталий Портников – Путин должен понять, что лучше не будет.

Путин сосредотачивает войска у наших границ. Более ясного сигнала цивилизованному миру накануне саммита “двадцатки” трудно себе представить: быстрее договаривайтесь со мной, делите мир, отдавайте Украину. А не то пойду воевать!

Но у Обамы – свои сигналы. Введение новых санкций против целого ряда ведущих российских компаний – в том числе и дочерних предприятий “Газпрома” – должно убедить Путина, что он заплатит высокую цену за дестабилизацию ситуации в нашей стране и нежелание договариваться по Сирии. Как бы не хорохорились в Кремле, а “Газпрому” в новой ситуации действительно придется непросто.

В Москве сейчас озабочены даже не самими американскими санкциями против любимого путинского “кошелька”, а тем, как отреагируют на эти санкции европейцы. Ну понятно же как. Заставить США отказаться от санкций – даже если такое желание и возникнет – европейцы не смогут. А вот любые совместные проекты с “Газпромом” – в том числе и трубопроводные – это значительно удорожит. И с мечтами об “обходе” Украины – хотя эти мечты были, честно говоря, иллюзорными еще до введения новых американских санкций – придется расстаться навсегда.

Но самое главное, в чем должен убедиться Путин – и что должны понять его приближенные, до сих пор не набравшиеся смелости и не выработавшие план мягкого демонтажа анахроничного режима и смещения российского президента – так это в том, что лучше не будет. Что санкции будут ужесточаться, экономика будет “схлопываться”, возможности выживания режима – и тут уже речь может идти не только о Путине, но и обо всей проворовавшейся номенклатуре – будут уменьшаться.

Если еще вчера речь шла о том, что нужно просто отказаться от Асада и Донбасса, изобразить переговоры по Крыму и поддержать переходное правительство в Сирии, то завтра цена компромисса будет для России куда выше. Придется уходить отовсюду и немедленно. Без возможностей сохранения лица. С покаяниями, извинениями и репарациями. Вот к чему все идет.

Санкции накануне саммита “двадцатки” – напоминание о том, что Путин еще может, при желании, вписаться в поворот.

Но, по-моему, Путин сигналов давно уже не понимает.

Александр Зеличенко. А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Выборов в РФ нет давно. То, что было в 2000-м году, уже не было выборами. Да, и то, что было в 99-м не было. Выбор между Примаковым-Лужковым и Путиным – ну, какой же это выбор? Когда немедленно после битвы оппоненты слились с экстазе в “единое отечество”.
Почему нет выборов? Потому что и отбор кандидатов, и доступ к средствам пропаганды – всё приватизировано, всё у народа украдено. Ну, и подсчет голосов, конечно. Но ни в коем случае не только подсчет. Фальсификации в день выборов – это вершина пирамиды, вишенка на торте. Весь выборный процесс фальшив. И власть напрасно себе утруждала возгружением этой самой вишенки. Ну, была бы иная раскладка. Ну, было бы у ПЖиВ-1 не 60 процентов, а 40, а у ПЖиВ-2 и ПЖиВ-3 не по 15, а по 25. Ну, и что бы это меняло? Ну, было бы полуприличных депутатов не 1-3 человека, а 20-30. А это что бы меняло? Ну, чуть менее гладко проходили бы законы подлецов. Так зато чуть более правдоподобной была бы легенда о единстве партии и народа.
Выборов, конечно, нет. И об этом только и нужно было бы говорить нашим оппозиционерам. Только об этом. А не о том, как встроиться в эту систему партией ПЖиВ-5 или ПЖиВ-6.
Но это только – внимание, здесь самое главное – если бы у нас были оппозиционеры.
Я имею в виду не то, что и Яблоко, и Парнас – липа. Никакие они не оппозиционеры, со всей их фрондой. Они – “реальные политики”. Слишком “реальные”. Но это не было бы еще большой бедой. Большая беда в другом. У нас вообще нет оппозиции. И не просматривается, чтобы она появилась. Прежде всего, я говорю, конечно, о либеральной, а точнее – о гуманистической оппозиции. Хотя еще точнее было бы говорить об оппозиции совести. (Впрочем, и другой, не-либеральной, а, например, не будь она помянута рядом, коммунистической оппозиции у нас нет тоже; откуда – коммунисты стряхнули с себя сталинизм 60 лет назад, и атеизм – основа коммунизма; наши крестящиеся на иконы со Сталиным оппозиционеры – не коммунистическая оппозиция, а простите, шуты гороховые.)
Что значит “нет оппозиции”? Ведь и либералы, и гуманисты, и просто люди совести у нас есть. Да, люди есть. А оппозиции нет. Нет даже намека на то, что эти люди могли бы соединиться в некоторую политическую организацию.
Ну, допустим, что власть бы сняла все барьеры для регистрации: есть у тебя партия человек так тысяч на пять, и давай, дуй до горы. Допустим, что и с эфиром проблем нет – получай на федеральном канале времени сколько хочешь. Не хватает 6 каналов для этого – сделаем 600. Давай. Твори, выдумывай, пробуй… Никаких препятствий.
Ну, и что? Сумели бы мы в таких условиях максимального благоприятствования создать партию (или союз), за которую можно было бы со спокойным сердцем проголосовать? Чтобы быть уверенным, что партия эта не пропустит никакой господлости и наоборот сама будет предлагать только полезное и разумное? Только откровенно – сумели бы мы что-то такое создать? Реальную оппозицию?
Это ведь не теоретический вопрос. И ответ на него известен. Что мы уже насоздавали? Кого они, паразиты эти, не допустили до выборов? Навального? А вы хотите иметь Навального? Ну, если хотите, голосуйте за Мальцева. То же, простите за грубость, только вид сбоку. Видите, как славно они сидят рядком за монитором. Партию создали еще “5 декабря”. (Когда-то это был День Конституции, сталинской конституции.) Ну, и что? Во-первых, часть из них сегодня идет по списку Парнаса – подтанцовкой у Мальцева. А во-вторых, даже приличные люди оттуда – такие путаники! Мама не горюй!
Но приличные же люди у нас есть? Есть. Конечно, есть. Но они принципиально не организуемы в приличную партию. По многим причинам. И потому что каждый из них – личность и организовываться во что бы то ни было не любит. И потому что нет у них общей идеи, способной стать стержнем жизнеспособного политического объединения. И потому что – простите уж меня еще раз на резком слове – головы у них набиты огромным количеством вздора, тучей интеллигентских мифов. И хотя вздор этот менее злопахнущий, да, пожалуй, и менее вздорный, чем мусор в головах других групп, но все равно он вздор. А вздор есть вздор, и ничего жизнеспособного из него не построить.
Нам нужно сделать одну вещь – перенести свое внимание, огонь своей критики с власти на себя. Во всяком случае, когда мы говорим между собой.
С властью – что с властью? С ней и так всё понятно. Она преступна и для страны губительна. Не все это понимают. Но даже ясно понимающих это не меньше 50 процентов. А уж догадывающихся, наверное, и 86 процентов наберется.
Конечно, растолковывать эту преступность и губительность нужно и дальше. Но не это сегодня главное. А главное то, что альтернативы этой власти у нас нет. Ни на уровне личностей, ни, тем более, на уровне организаций. Ни среди старшего поколения, ни среди подрастающего. Я бы здесь мог начать сыпать фамилиями, но в этом нет смысла. Возьмите любую и посмотрите на свет: можно доверить этому человеку будущее страны? Я уж не говорю, можно ли доверить его этой партии.
То, что ЕР узурпировала власть – это, конечно, очень плохо. Но гораздо хуже другое: что некому власть у ЕР забрать. И не только потому, что они такие коварные. А потому что не сумели мы создать альтернативы для ЕР. То есть – оппозиции. Протест у нас есть. А оппозиции нет. И даже намека на нее пока нет.
А пока ее нет, позиции жуликов, воров и лгунов непоколебимы.