В Крыму тоже не все хотят идти на “выборы”

Ссылка на оригинал (Твоя Газета!)

В Крыму снова запретили мирное собрание граждан

Глава администрации Алушты Игорь Сотов, накануне официально согласовавший и выдавший письменное разрешение на проведение митинга 3 сентября на площади перед поссоветом в Партените, отменил собственное решение, сославшись на проведение в этом же месте и в это же время мероприятия провластной российской партии. Об этом пишет местное издание «Твоя газета».

Организатор мероприятия житель поселка Алексей Назимов сообщил изданию, что о запрете митинга ему стало известно поздно вечером 2 сентября, когда он обнаружил торчащими в щели входной двери своей квартиры документы: уведомление администрации о запрещении данного публичного мероприятия и предупреждение горотдела полиции о недопустимости нарушения закона в случае его проведения. Якобы в это время и на том же самом месте будет проводить свое мероприятие «Молодая Гвардия Единой России» Алушты.

Издание отмечает, что никакого мероприятия единороссов жители поселка так и не увидели.

Алушта. Власть запретила разрешенный ею же митинг, 03.09.2016. (Mobile)

Александр Подрабинек – Удар снизу.

Новое политическое поколение в России, выросшее, впрочем, на старых присказках о том, что верхи уже не могут, а низы не хотят, все ожидало: что случится, когда грянет экономический коллапс? Когда нефть подешевеет? Когда народ выйдет на улицы? Ну вот, он понемногу начал выходить. И что? И ничего!

Около ста шахтеров компании “Кингкоул” в Ростовской области объявили голодовку. Им не выдают зарплату с мая прошлого года (прошлого, не нынешнего!). Предприятие задолжало своим работникам около 300 миллионов рублей.

Россия, конечно, удивительная страна. Жить в ней не то чтобы весело, но и не скучно. Есть ли в какой другой стране мира шахтеры, которые год будут работать бесплатно? Если бы ростовские шахтеры начали протестовать спустя месяц после задержки зарплаты, им бы, наверное, долг быстренько погасили. Но если они терпят год, то зачем беспокоиться? Потерпели год, потерпят другой!

А где еще, кроме России, люди готовы морить себя голодом, когда их обманули и обокрали? Они не пытаются наказать жулика-работодателя, лишив его прибыли. Они не объявляют забастовку. Они лишают пищи и здоровья самих себя! Уникальный протестный опыт.

К пресловутым загадкам русской души можно отнести и наивную веру в доброго царя, генсека и президента. Шахтеры апеллируют к верховной власти. Они ищут защиты у Владимира Путина. Они и год назад к нему обращались, да без толку. Они говорят, что во всем виновато местное начальство. Бояре – плохие, царь – хороший.

То же говорят и краснодарские фермеры. Вечером 21 августа они отправились на своих тракторах в Москву, чтобы добиться встречи с федеральными властями. Они хотели “рассказать о коррупции и рейдерских захватах” в регионе. Колонну из 17 тракторов и нескольких десятков машин, на которых ехали около 50 фермеров, днем 22 августа блокировала полиция Ростовской области. 12 человек задержали и влепили им по 10–15 суток ареста.
Требовавшие справедливости фермеры выставляли на своих тракторах портреты Путина. Надели футболки с его изображениями. Демонстрировали лояльность верховной власти. Не помогло. Как и 111 лет назад в Петербурге выставленные в первых рядах многотысячной демонстрации портреты царя и православные иконы не защитили мирных демонстрантов от солдатских пуль и казачьих шашек. Они тоже хотели пожаловаться царю на притеснения начальства, вручить ему петицию о рабочих нуждах. Да только Николаю Александровичу Романову на своих подданных было начхать: он уехал в свою резиденцию в Царском Селе, а разбираться с протестующими велел своим подчиненным.

“Кровавое воскресенье” стало прологом к Первой русской революции. Протесты фермеров и шахтеров таким прологом, похоже, не станут. Прежде всего потому, что протестующие требуют справедливости для себя, а не для всех. То есть потому, что требования их экономические, а не политические.

А что же политики, оппозиция? Им сейчас не до того, у них впереди выборы. Расписаны по часам графики, разнесены по сметам затраты. Идет потешная предвыборная гонка за вожделенный приз – шутовской колпак депутата абсолютно недееспособного, идеально управляемого и совершенно бесполезного парламента. Настоящая оппозиция расценила бы удар по системе снизу как подарок судьбы. Настоящая оппозиция соединила бы свои политические расчеты с недовольством фермеров и шахтеров. Но то – настоящая оппозиция…

Между тем, эти политически наивные, плохо организованные и стратегически непродуманные протесты в последнее время участились. 13 июля более сотни строительных рабочих заблокировали выходы со стройки стадиона “Зенит-Арена” в Петербурге. Строители жаловались, что им уже два месяца не выдают зарплату. 29 июля в Орле у стен завода “Дормаш” прошла акция протеста. Несколько десятков рабочих потребовали выплаты долгов по зарплате – в общей сложности более 40 млн рублей. 29 августа в Тольятти бывшие работники предприятия “АвтоВАЗагрегат” перекрыли федеральную трассу М5, также требуя выплатить им долги по зарплате – более 60 млн рублей.

Успехом эти акции не увенчались. Ни региональная, ни федеральная власть общественные интересы не учитывает. Это для них другая жизнь – чуждая, непонятная и враждебная. А на социальные выступления у власти всегда есть стандартный ответ: ОМОН, суды, Национальная гвардия. Чем шире будет фронт протестов, тем жестче будут репрессии. Власть остановится только в том случае, если у нее не хватит ресурсов для подавления общественного недовольства. Если на каждого полицейского придется сто протестующих. Тогда, пожалуй, и полиция задумается о смысле жизни.

Но это вряд ли случится до тех пор, пока протестующие требуют зарплаты для себя, а не свободы для всех.

Александр Пасховер. Заметки об авторитаризме.

За последние 40 лет в результате сопротивления низов на свалку истории были выброшены диктаторские режимы, которые казались вечными, даже за неделю до их свержения. Вот только некоторые страны, которые с разным уровнем успешности сбросили со своих плеч сановитых людоедов: Эстония, Литва, Латвия, Польша, ГДР, Чехословакия, Словения, Мадагаскар, Мали, Боливия, Непал, Замбия, Южная Корея, Чили, Аргентина, Гаити и т. д. Продолжение следует.
Ноги истукана, описанные в 2-й главе библейской книги пророка Даниила, те самые, что собраны из примеси глины и железа, “частью хрупкие” становятся все более рыхлыми и неустойчивыми.
Но почему у одних стран выходит относительно легко проститься со своим авторитарным, тоталитарным прошлым, а другие ходят как пони по кругу?
Частичный ответ еще в 1993 году дал Джин Шарп, доктор философии по политической теории Оксфордского университета (и множество других научных степеней).
Вот прочитал сегодня в его книге “От диктатуры до демократии”.
“Военный переворот, направленный против диктатуры, может казаться относительно легким и близким путем к свержению ненавистного режима. Однако он имеет серьезные недостатки. Прежде всего он не устраняет неравномерное распределение власти между населением с одной стороны и элитой, которая контролирует правительство и силовые структуры, с другой. Скорее всего, устранение от властных позиций конкретных лиц или клик просто создает ситуацию, при которой их место может занять другая группа”.
Как правило, после краха авторитарного режима для бюрократии наступает время тревожной неопределенности. Не ясно, насколько устойчива новая власть, не вернется ли старая. В этакой ситуации естественная стратегия среднего звена чиновников – ничего не делать, и попытаться все саботировать.
Кроме того, у политических режимов, приходящих на смену авторитарным, нет исторической легитимации. Так было при свержении Генрихом IV (первого из династии Ланкастеров) в 1399 году Ричарда II (последнего из рода Плантагенетов, заигравшегося в диктатуру, ничем не ограниченной власти), а затем в 1485 году свержение Ричарда III (последнего Йоркского) – Генрихом VII (первым Тюдором).
В первом случае, только уже Генрих V (герой битвы при Азенкуре), во втором случае Генрих VIII стали в полной мере легитимными правителями Англии (история любит улыбаться).
При переходе от диктатуры к более менее свободным и главное действенным формам правления зачастую требуется промежуточная власть. Она наносит удар по проклятому прошлому, и на этом ее миссия завершена. Пора уходить. Если она задерживается на долго, возрастает риск отката в прошлое.
Как заметил Егор Гайдар в своей книге Гибель империи:
“В этом состоит фундаментальная проблема, связанная с крахом авторитарных политических систем: ничто не гарантирует, что за ним последует формирование устойчивых демократических институтов”.
До сего дня было только два пути решения проблемы переходного периода: Или полная перезагрузка власти, или внешнее правление.
Авторитарные, и уж тем более тоталитарные режимы просто так, “по просьбе трудящихся” не самоликвидируются. НИКОГДА.