Александр Зеличенко – ЧТО ДЕЛАТЬ?

А ничего – то же, что и раньше.
Ведь ничего не произошло. Совершенно формальная вещь. В не месте для дискуссий была одна президентская партия. В 4 видах. Какие-то из них временами чуть фрондировали, чтобы не совсем уж утратить отличимость. Но суть-то одна. Все они верные путинцы. И кому там с кем дискутировать? Теперь это выглядит чуть иначе. Но суть-то та же. Мы имеем самодержавие. С пририсованными украшениями, которые суть не меняют.
Так что в политическом устройстве страны не изменилось ничего. Оно меняется, как стало расхожим поминать, не на выборах.
Но только это вовсе не значит, что меняется оно на баррикадах. Оно меняется НЕ на баррикадах. Оно меняется прежде всего в головах. Всё остальное вторично.
И вот здесь мы подходим к главному. В головах эти “выборы” кое-что поменяли. Не так много, как хотелось. И не во всех тех головах, в которых бы хотелось. Но кое-что поменялось. Что?
Прежде всего, “так жить нельзя” стало пониматься шире – больше людей это начинают понимать. “Так” – в смысле с таким политическим строем и с такими “оппозиционными” партиями.
Мы одно время все время вздыхали по незахороненному Ленину. Так вот, Ленин – ерунда. И даже Сталин, чей прах нужно было не держать на главной площади страны, а развеять по ветру, а лучше, чтобы не засорял воздух, отправить куда-то в космос, – это тоже не самое важное. Нам отравляют жизнь вполне живые мертвецы.
“Яблоко” – один из них. “Парнас” – второй. Этот вообще мертв от рождения. Нужно их похоронить. Или по образному выражению нашего всё “отрезать, чтоб не выросло”. С нашей некрофилией нужно кончать. Это про намерение Явлинского баллотироваться в президенты.
Нам нужно создавать новое. И – живое, жизнеспособное. Готовы ли мы к этому? Не очень, конечно. Но это неважно. Мы не научимся, если не будем пробовать.
У нового должна быть цель. И это цель должна быть привлекательна не только для нас, а для всего народа. Это первое и всеобязательное условие. Сегодняшние оппозициозаменители такой цели не имеют. Даже популисты вроде Мальцева. Набить всем морду – это не цель. В смысле – не всеобщая цель. Это только для крутых пацанов. Догнать Америку – тоже не цель. Мечта – для части народонаселения, это есть. Но не цель. Хотя бы потому, что мы видим, как эта мечта всё больше удаляется в ответ на каждую нашу попытку приблизиться к ней. Примерно так же, как было у Эллочки Щукиной с миллионершей Вандербильт, а позднее у всего нашего народа – со стремлением к коммунизму.
Целью могла бы стать достойная жизнь для всех. Впрочем, и такая цель сегодня едва ли была бы принята всем обществом. Часть отвергнет ее потому, что почувствует угрозу своему кошельку. Другая часть – потому что унюхает ненавистный запах социализма. Но главная причина общественного неприятия будет в другом – представление о достойном, о достоинстве всячески вытравливаются из общества, и уже очень давно. С чувством собственного достоинства в стране батогов хорошо никогда не было и в последние десятилетия лучше точно не стало.
А вообще возможна ли сегодня общая цель, объединяющая всё общество? В том состоянии, в каком мы пребываем – нет. Наличие внешнего врага могло бы помочь. Но и оно – мало. Во-первых, врага, как назло, нет. В смысле – внешнего. Враг есть только внутренний – собственная глупость. А во-вторых, если бы откуда ни возьмись враг все же и появился, то объединить нас он смог бы только желанием от него отбиться, но никак не желанием наладить свою жизнь.
Так что общую цель внедрить одномоментно в сознание общества не получится. Почва явно не подготовлена для посева. И поэтому росток придется сначала выращивать в более узком кругу. Тут ведь дело не в том, что круг узкий, а в том, чтобы он расширялся, рос быстро.
Цель же эта должна состоять именно в достойной жизни для всех.
Что это значит? Это значит создание для каждого оптимальных условий для его развития. Что это за условия? Для разных людей они разные – в зависимости от того, до какого состояния души человек доразвивался уже. Но для всех условия для развития включают доброжелательное и уважительное, любящее окружение. Включают обеспечение базисных физических потребностей – в чистой окружающей среде, в пище и в тепле. Включают возможность свободно делать то доброе, к чему лежит душа. И безопасно для окружающих, не нанося никому вреда делать злое, к чему она лежит. Только не просто делать, а осмыслять это злое с тем, чтобы перерастать, подниматься над ним, переплавляя его в своей душе из злого в доброе.
Вот примерно такая задача… Как? Обо этом придется думать – как. Причем – каждый день. Потому что ответ на это “как?” будет каждый день другим, и каждый день нужно будет отыскивать его заново. Но понятно, что на уровне государства в “как?” будут и инварианты: наука, искусство, образование – это с одной стороны; всеобщий контроль – с другой стороны; и всеобщая и взаимная помощь – с третьей…
Хотелось бы вам жить в таком обществе? Понимаю, сейчас вам ни в каком жить не хочется. Вот для этого и предстоит объединиться сначала тем, кому хочется. Чтобы попробовать самим и показать другим, что так жить можно и так жить хорошо.
Вот это и станет началом новой политики. Которая придет на смену той неполитике, которую мы называем политикой сегодня.
Когда это случится? А тогда, когда мы с вами это сделаем.