Александр Пасховер. Заметки об авторитаризме.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

За последние 40 лет в результате сопротивления низов на свалку истории были выброшены диктаторские режимы, которые казались вечными, даже за неделю до их свержения. Вот только некоторые страны, которые с разным уровнем успешности сбросили со своих плеч сановитых людоедов: Эстония, Литва, Латвия, Польша, ГДР, Чехословакия, Словения, Мадагаскар, Мали, Боливия, Непал, Замбия, Южная Корея, Чили, Аргентина, Гаити и т. д. Продолжение следует.
Ноги истукана, описанные в 2-й главе библейской книги пророка Даниила, те самые, что собраны из примеси глины и железа, “частью хрупкие” становятся все более рыхлыми и неустойчивыми.
Но почему у одних стран выходит относительно легко проститься со своим авторитарным, тоталитарным прошлым, а другие ходят как пони по кругу?
Частичный ответ еще в 1993 году дал Джин Шарп, доктор философии по политической теории Оксфордского университета (и множество других научных степеней).
Вот прочитал сегодня в его книге “От диктатуры до демократии”.
“Военный переворот, направленный против диктатуры, может казаться относительно легким и близким путем к свержению ненавистного режима. Однако он имеет серьезные недостатки. Прежде всего он не устраняет неравномерное распределение власти между населением с одной стороны и элитой, которая контролирует правительство и силовые структуры, с другой. Скорее всего, устранение от властных позиций конкретных лиц или клик просто создает ситуацию, при которой их место может занять другая группа”.
Как правило, после краха авторитарного режима для бюрократии наступает время тревожной неопределенности. Не ясно, насколько устойчива новая власть, не вернется ли старая. В этакой ситуации естественная стратегия среднего звена чиновников – ничего не делать, и попытаться все саботировать.
Кроме того, у политических режимов, приходящих на смену авторитарным, нет исторической легитимации. Так было при свержении Генрихом IV (первого из династии Ланкастеров) в 1399 году Ричарда II (последнего из рода Плантагенетов, заигравшегося в диктатуру, ничем не ограниченной власти), а затем в 1485 году свержение Ричарда III (последнего Йоркского) – Генрихом VII (первым Тюдором).
В первом случае, только уже Генрих V (герой битвы при Азенкуре), во втором случае Генрих VIII стали в полной мере легитимными правителями Англии (история любит улыбаться).
При переходе от диктатуры к более менее свободным и главное действенным формам правления зачастую требуется промежуточная власть. Она наносит удар по проклятому прошлому, и на этом ее миссия завершена. Пора уходить. Если она задерживается на долго, возрастает риск отката в прошлое.
Как заметил Егор Гайдар в своей книге Гибель империи:
“В этом состоит фундаментальная проблема, связанная с крахом авторитарных политических систем: ничто не гарантирует, что за ним последует формирование устойчивых демократических институтов”.
До сего дня было только два пути решения проблемы переходного периода: Или полная перезагрузка власти, или внешнее правление.
Авторитарные, и уж тем более тоталитарные режимы просто так, “по просьбе трудящихся” не самоликвидируются. НИКОГДА.

Leave a Reply

Проверка только для незарегистрированных пользователей. Все комментарии премодерируются. *