Александр Зеличенко – Чей Крым?

ЧЕЙ КРЫМ?
Это простейший вопрос. И именно по ответу на него видно, с каким сортом политика мы имеем дело: новым или с разновидностью старого.

Простейший и правильный ответ: Крым украинский, и его необходимо вернуть тем же росчерком пера, которым он был присоединен.

Признание всех актов по присоединению незаконными. Это раз. Наказание виновных. Это два. Компенсации пострадавшим. Это три. Раз-два-три. И история закрыта.

О формах наказания говорить не буду – эту тему у нас готовы пообсуждать не 86, а ровно 100 процентов населения. А вот о компенсации стоит. Причем, не о компенсации Украине – об этом нужно с самой Украиной договариваться, а о компенсации крымчанам, которые оказались втянуты в эту авантюру правительства РФ, поддержанную народом РФ.

Эта компенсация должна предусматривать для тех, кто очень хотел или хочет в РФ, возможность переселиться в город с аналогичными климатическими условиями. Скажем, из Сиферополя в Краснодар, а из Алушты в Анапу. Это первое. Плюс подъемные. Это два. Плюс компенсация за моральный ущерб. Это три.

Не хочет в РФ? Хочет остаться на Украине? Нет проблем. И здесь компенсация. Тысяч по двадцать долларов за каждый год, проведенный под оккупацией. Не нравится слово “оккупация”? Режет нежный слух? Хорошо – пусть будет на захваченной силой (вежливыми зелеными человечками) территории другой страны.

Ну, а для жертв репрессий (вроде Сенцова или многочисленных крымских татар) – соответствующие компенсации в размере, минимум, 100 тысяч долларов за год, проведенный в неволе.

Это – ответ “небутербродникам” и “защитникам крымчан”. Я с ними согласен – люди прежде всего. Прежде всего необходимо позаботиться о людях – компенсировать им ущерб от наших безобразий.

Источники компенсаций? Разные. Но, естественно, прежде всего – конфискованное имущество причастных. Причем, принадлежащее им не только юридически, но и фактически: всё то, что было зарыто по виолончелям.

Точка.

Почему это необходимо сделать? И почему это в той или иной форме придется сделать рано или поздно?

Сделать это необходимо не для Украины. Я не уверен, что Украине с истоптанным нами Крымом будет много приятней, чем без него. Мы тут вот Чечню завоевали, теперь тоскуем о Дудаеве и независимой Ичкерии. Сделать это надо для нас самих.

И не из-за санкций. А чтобы вернуть себе самоуважение. Жить, зная – кто зная в глубине души, а кто и на поверхности – что ты вор, плохо. Ничего хорошего с таким самосознанием сделать нельзя. Только гнить заживо. Чем мы, собственно, и заняты.

Выборов у нас нет. Есть муляжи. Но предположим, что были бы. Оттолкнет ли такая позиция избирателей или привлечет? Простите, оговорился. Правильно спросить так – оттолкнула БЫ или привлекла БЫ такая позиция, если БЫ у нас были выборы?

Думаю, что число тех, кого оттолкнула БЫ (а их, естественно, было БЫ много), все-таки было БЫ меньше числа тех, кого БЫ такая позиция привлекла БЫ. И вот почему.

Люди, кроме разве что совсем уж интеллектуально недоразвитых, устали от лжи. А то, что им постоянно врут, люди (за теми же исключениями) понимают хорошо. Но люди устали (хотя и поменьше) от тех, кто говорит про “не врать и не воровать”, а сам тем временем врать продолжает. А это, если не вся наша так называемая “оппозиция” (что системная, что бессистемная), то почти вся.

Альтернативой лжи может быть только правда. А правда не может быть чуть-чуть ложью. Здесь – как с беременностью. Противопоставлять тотальной лжи власти чуть-чуть ложь, “почти чистую правду” не продуктивно. Люди учуют запах лжи и зажмут носы. Они это и так уже делают.

Но разговоры про выборы – разговоры теоретические. Выборов в естественном понимании этого слова у нас в обозримом будущем не будет. И, посматривая на Навального, на его собеседников, на однопартийцев Касьянова и на массу иного народа с вожделением ожидающего конца путинизма – вроде Калашникова, или Квачкова, я не слишком этому огорчаюсь. Прямые и всеобщие, да еще и честные для нас, в нашем сегодняшнем состоянии ментальности были бы самоубийством: мы получим такую власть, что будем плакать о Жириновском. Впрочем – и о Навальном тоже. К счастью, ничего такого нам не грозит – нет выборов, и не предвидится.

Не о выборах тут речь. А о создании вменяемой и сильной альтернативы путинизму. А сила этой альтернативы может основываться только на сильной объединяющей идее. Идеей же такой может быть только правда. Правда обо всём. И о Крыме, как теме наиболее медийно раскрученной, прежде всего.

Правда же о Крыме проста. Мы его стянули. Банально стащили. Как бутерброд. И, как любые воришки, пытаемся доказать (себе прежде всего), что он наш по закону. По закону он не наш. Он краденный. А мы – воры. Вот такая правда. И то, что кто-то другой когда-то что-то украл, не делает нас честными людьми.

И жизнеспособное наше объединение (назовите его, если хотите оппозицией) может начинаться только с признания этой незамысловатой правды. Потому что, если мы и такую простую вещь признать не можем, продолжая напудривать собственные мозги, то как же мы с более серьезными историческим вызовами собираемся дело иметь?