Архив рубрики: ЕВРОПЕЙСКИЙ ВЫБОР

15 лет — исторически большой срок. Если посмотреть на карту мира, то можно найти немало стран, которые за аналогичный период провели успешные экономические реформы и вышли на лидирующие позиции, обеспечив высокий уровень жизни своим гражданам. В рубрике «ЕВРОПЕЙСКИЙ ВЫБОР» мы постараемся проанализировать, как именно это происходило, и что мешает нам на этом пути.
Основные авторы: Виктор Романюк , Мария Романюк, Павел Шелков

Игорь Эйдман. Новая национальная идея Путина.

Игорь Эйдман

Замечательного артиста Алексея Серебрякова начали травить только потому, что он сказал правду. “Сила, наглость и хамство” — суть фашизма. А фашизм при Путине стал национальной идеей России. Об этом моя статья 2014 года.

Новая национальная идея Путина
Много лет в разных высоких кабинетах обсуждался поиск новой национальной идеи. Высоколобые «мыслители» на зарплате от администрации президента пытались найти объединяющую идеологию, способную сплотить российских граждан вокруг власти.

Все усилия были тщетными. Наши шерлоки холмсы от идеологии, сколько ни рассматривали Россию в свои лупы и микроскопы, никаких признаков формирования там национальной идеи не обнаружили. В конце концов власти решили, что национальной идеей должна стать стабильность. То есть, по сути, идеология ничегонеделания под девизом: «Лишь бы хуже не было!».

Одно время российским обывателям, запуганным до полусмерти различными реформами, перестройками и ускорениями, этого было достаточно. Но несколько лет назад как-то все пошло враздрай. Не только «Единая Россия», но даже сам великий Пу стали терять популярность. Национальную идею снова спешно начали искать. А недавно наконец-то нашли. Причем она оказалась, судя по резкому росту рейтинга власти, очень эффективной. Читать далее Игорь Эйдман. Новая национальная идея Путина.

Валерий Семененко. Открытое письмо украинских общественных организаций России в связи с намерениями властей города Москвы ликвидировать Библиотеку украинской литературы.

Валерій Семененко

Більше двох років триває ліквідація Бібліотеки української літератури у Москвію Як спинити повзучий акт культурного вандалізму?!

Президенту Российской Федерации В.В. Путину

Генеральному директору ЮНЕСКО

Верховному комиссару ООН по правам человека

Верховному комиссару ОБСЕ по делам национальных меньшинств

Открытое письмо украинских общественных организаций России в связи с намерениями властей города Москвы ликвидировать Библиотеку украинской литературы

Более двух лет продолжается эпопея ликвидации Библиотеки украинской литературы в Москве.
Библиотека была воссоздана еще на закате СССР в 1989 году по инициативе украинских общественных организаций, поддержанной муниципальными органами столицы России, и при личном содействии тогдашнего лидера Российской Федерации Бориса Ельцина (существовавшая в Москве украинская библиотека была ликвидирована во время сталинских репрессий в 1938 году, а ее сотрудники репрессированы).
За четверть века работы возрожденной Библиотеки стараниями сотрудников, общественности, библиотек, издательств Украины, России, при поддержке правительства Москвы создан уникальный библиотечный фонд на украинском, русском и других языках.
Относительно Библиотеки Президент В. Путин заявил, что она является «образцовым учреждением культуры, в полной мере отвечающим культурным, образовательным и информационным запросам проживающих в российской столице украинцев» и «не должна быть утрачена ни в коем случае».
К сожалению, Департамент национальностей, в ведение которого передана Библиотека, её сохранение и развитие подменил передачей всего книжного собрания в хранилище Библиотеки иностранной литературы. Делалось это под предлогом создания Центра славянских культур, хотя очевидно, что для дополнения упомянутого центра украинской компонентой не было никакой необходимости отправлять весь 50-тысячный книжный фонд, полностью опустошая Библиотеку украинской литературы. Достаточно было передать какое-то количество книг, сохранив при этом украинскую библиотеку как сложившийся культурно-информационный и медийный центр. Разве успешно работавшая четверть века Библиотека украинской литературы не может быть полноценным партнёром упомянутого славянского центра, в котором ей почему-то велено раствориться? И каким надо обладать национальным тактом, чтобы ради новообразованного Центра славянских культур, не учитывая мнения читателей, сотрудников, украинской общественности, россиян-почитатателей украинской культуры столь безоглядно жертвовать книжным собранием единственной в России Библиотеки украинской литературы, выдавая содеянное за акт ее сохранения.
Уместно вспомнить, что похожее «сохранение» Библиотеки украинской литературы в Москве уже происходило в 1938 г., когда большая часть ее фондов бесследно исчезла на «сохранении» в подвалах городских читален, меньшая часть в конце 1940-х г.г. была передана в библиотеку Львовского университета, где книги бережно хранились, чтобы в 1990-г.г. быть возвращёнными в воссоздаваемую в демократической России московскую Библиотеку украинской литературы.
Российская, московская культура была и, наверное, всегда будет оставаться многонациональной. Исторически сложилось, что украинский язык есть один из самых близких, понятных, а для многих и родной. Благодаря близкому родству с русским языком украинский язык никогда не воспринимался москвичами как иностранный.
Поэтому как неуклюжий оксюморон была воспринята предъявленная чиновниками новость о передаче всего книжного собрания Библиотеки украинской литературы в … Библиотеку иностранной литературы. Разве случившееся не противоречит почти официальному в современной России и поддерживаемому Президентом тезису об украинцах и русских как «едином народе», об особой близости украинской и русской культур? И при этом книжное собрание Библиотеки украинской литературы целиком оказывается в Иностранке!
Нельзя допустить в угоду сиюминутной политической конъюнктуре фактическую ликвидацию Библиотеки украинской литературы в Москве. Такое деяние будет представлять собой ни что иное как акт культурного вандализма, ограничение доступа к вершинам украинской литературы для российских читателей, ограничение удовлетворения национально-культурных потребностей граждан России украинского происхождения.
Сохранив Библиотеку украинской литературы в Москве – сохраним её для нынешних и грядущих поколений!

Духовно-культурный центр «Просвіта» (Владивосток) В. Бубнюк
Общественная организация «Провісник» (Москва) Т. Дудко
Общественная организация «Провісник» (Москва) Л. Мельник
Национально-культурная автономия «Україна»
(Коми, Сыктывкар) А. Павленко
Украинский культурный центр «Перевесло» (Воронеж) Д. Денисенко
Украинское землячество (Вологда) Е. Грязев
Украинское землячество «Криниця» (Хабаровск) Н. Романенко
Центр украинской культуры «Сірий клин» (Омск)
Л. Близнова
Национально-культурный центр «Кобзар» (Уфа) В. Дорошенко
Центр украинской культуры «Сірий клин» (Омск) С. Винник
Украинская национально-культурная автономия
(Санкт-Петербург) М. Волик
Украинская национально-культурная автономия
(Санкт-Петербург) В. Коваленко
Украинский центр «Просвіта» (Ярославль) М. Медяник
Национально-культурная автономия украинцев (Волгоград) Д. Бабюк
Украинское землячество Дніпро» (Тольятти) П. Лесничий
Украинское землячество «Дніпро» (Тольятти) Т. Андреева
Национально-культурная автономия
«Українці Мурманської області» (Мурманск) K. Ширко
Культурно-просветительский центр
«Союз українців Сибіру» (Новосибирск) С. Иващенко
Украинское землячество Алтая (Барнаул) В. Цока
Национально-культурна автономия
«Українська родина» (Сургут) Н. Ганущак
Украинская национально-культурная автономия
Ханты-Мансийского национального округа (Сургут) В. Самборский
Общество украинской культуры «Зелений клин» (Хабаровск) М. Прокопович
Общественная организация «Українці Москви» (Москва) В. Семененко
Общественная организация «Українці Москви» (Москва) Р. Брагар

Конт. т. +79999819662, e-mail: <Taran.contact@gmail.com>
143969, Московская область, г. Реутов,
Юбилейный просп. 30/2, кв. 164, Андрей Таран

Андрей Литвин. Истинные лица украинцев России

Украинцы в России составляют самую большую украинскую диаспору в мире. Согласно данным последней (на данный момент) всеобщей переписи населения России 2010 года, украинцы занимали в стране третье место (после русских и татар) по численности — 1928 тыс. чел. или 1,35 % от всего постоянного населения. В общем, с учётом не только украинцев-граждан РФ, но и трудовых иммигрантов с Украины (по оценке Федеральной миграционной службы РФ), фактически в России проживало более 5 млн. украинцев. Сейчас эта цифра снизилась примерно до 3 млн. — немногим более 1 млн. украинцев, постоянно проживающих в РФ (без Крыма!), плюс около 2 млн. этнических украинцев-иммигрантов. Судя по результатам микропереписи населения 2015 года, украинцев-граждан России в её международно принятых границах теперь меньше, чем чеченцев, башкир, чувашей, а также, возможно, российских армян и аварцев — крупнейшего народа Дагестана. Снижается не только количество, но и качество украинцев России. Точнее, проявляются их истинные лица. Читать далее Андрей Литвин. Истинные лица украинцев России

Александр Зеличенко. ОТЧЕГО БЫВАЮТ РЕВОЛЮЦИИ И НАДО ЛИ ИХ БОЯТЬСЯ?

Яблоко заявило о своей контрреволюционности – всё что угодно, только не это. В том смысле, что лучше Путин, чем Дзержинский.

Не вдаваясь в анализ причин такой позиции (искренне или в погоне за местом под солнцем?) и ее манипулятивного потенциала (напугать совсем ужасным, чтобы примирить с “просто” ужасным), поговорим о самих революциях – страшный это зверь или не очень, и как держать его в клетке?

Кровавость революции определяется двумя факторами – культурным уровнем народа и запущенностью ситуации. Мы видели и видим много разных революций. И далеко не все из них страшно кровавы. Русская революция 1917-го года была кровавой, прежде всего, из-за крайне низкого культурного уровня революционного народа: лить кровь для него было одно сплошное удовольствие. В 91-м году ситуация изменилась, и революция получилась почти бескровной. Запущенность ситуации – фактор не менее важный. В 1917-м году прорвался многовековой нарыв. Слишком много боли, слез, страданий скопилось. Отсюда и моря крови. Читать далее Александр Зеличенко. ОТЧЕГО БЫВАЮТ РЕВОЛЮЦИИ И НАДО ЛИ ИХ БОЯТЬСЯ?

Александр Хоц. Мюнхенская речь – 2. Тактика прыгнувшей крысы.

Абсолютно “советский” путь к гарантированной катастрофе
Милитаристские угрозы Путина в адрес Запада, как ни странно, не могут не порадовать своим роковым драйвом.
Речь в Манеже, судя по всему, ждёт судьба программного документа. Очевидно, что это заявка лидера, прочно вставшего на рельсы СССР – в пору гонки вооружений и холодной войны. Чем закончилась для “страны советов” милитаризация неэффективной экономики – напоминать не надо.

Имперские бредни о военном “паритете” России и стран НАТО (при падающем уровне жизни, экономическом кризисе и растущей изоляции) – абсолютно “советский” путь к гарантированной катастрофе. Читать далее Александр Хоц. Мюнхенская речь – 2. Тактика прыгнувшей крысы.

Ихлов Евгений – О холодной гражданской войне ( или привет вильнюсскому форуму)

На Третьем Форуме свободной России обсудили идеологический конфликт, который совершенно справедливо назвали “Холодной гражданской войной”. Здесь я хочу отметить два очень важных обстоятельства.

Первое. Этот конфликт тянется приблизительно с 1961 года – со второй волны оттепели (по поводу первой волны – 1953-56 был консенсус, её поддержали даже Суслов и Жуков, споры шли о темпах и радикальности перемен), когда началось то размежевание, которое через четверть века уже называлось “западники”-“государственники”, а ещё тремя годами позже: “демократы”-“патриоты”.
“Фронт” этой войны не почти менялся.
За двумя исключениями:
1) в 1990-91 годах часть русских националистов поддержала борьбу Ельцина за суверенитет России и антикоммунистическую апологию традиционализма (ударили Серебряным веком по Великому Октябрю);
2) в 1999-2003 году часть либералов-ельцинистов убеждённо поддержала Путина как щит против коммуно-номенклатурного реванша.

При этом внутри каждого стана тоже идут ожесточённые идейные схватки (как всегда при “коалиционных войнах”), но они не направлены на уничтожение оппонентов, скорее, это непрерывный кастинг наиболее эффективных идеологем.

Второе. Я уже несколько раз обозначал свой подход к переходным историческим эпохам. Я рассматриваю их как исторические “лимитрофы”. Лимитроф – это промежуточная зона культур между соседними (соседствующими – иногда это отличие) цивилизациями. Например, Украина с XIV века. Или Малая Азия с V века до н.э., Испания с VIII века.

Так называемые Конфликты цивилизаций – это “лимитрофные войны” – стремление втянуть в свою культуру промежуточный ареал или сделать часть другой культуры по крайней мере промежуточным в смысле баланса влияния (обе цели достигаются военно-политическим контролем).

Холодная войны (1946-1988) также была борьбой с попыткой Русской коммунистической цивилизации превратить в “лимитрофы”* половину Европы и Азию.
Рискуя усложнить тему, скажу что маоизм – также ответвление большевизма. В китайской истории есть очень мощные традиции преодоления рыночных (социально-дифференцирующих) процессов, но каждый раз пафосом таких реформ была “остановка времени”, а вот совмещение этого с технологической модернизацией – исключительно советское заимствование, радикально ломавшая китайские имперские стереотипы.

Если рассматривать каждый устойчивый этап русско-российской истории (которые я называю “эоны”, а последователи школы А.С. Ахиезера “циклами инверсии”) как автономную цивилизацию, то переходные периоды между ними выполняют роль “лимитрофов”. И вот борьба “прошедшего” этапа с этапом “будущим” – и есть Конфликт “хроноцивилизаций”. Только битва идёт не за территории и влияние на менталитет и социум этих земель, а за менталитет и социум гипотетического будущего. Под Гавгамелами сражались зороастризм с эллинизмом. Вокруг самиздатовского альманаха “Метрополь” (1977 год) бились те “армии”, которым потом придется сойтись у Белого дома в 1991 и 1993 годах.

* Большевизм – это та самая мессианская квазирелигиозная идея (псевдоцерковь), которая двинулась на мир из Третьего Рима. Войдя в ареалы Европейской и Конфуцианской цивилизаций, она попыталась сделать их “промежуточными” (полусвоими). Запад этому противодействовал (доктрина “отбрасывания коммунизма”) и победил. Русская цивилизация вернулась в границы Московской Руси (“Святая Русь”). Однако затем в 2008-14 годах была сделана попытка восстановить “Русский мир”, предотвратив вестернизацию (европеизацию) лимитрофов – Беларуси, Украины, Грузии и Казахстана.

Игорь Эйдман. Фашизм XXI века

Фашизм – болезнь незрелой демократии. Многие европейские страны “переболели” им вскоре после разрушения традиционного сословного общества, когда молодые, еще неустойчивые демократические институты не выдерживали натиск реакции на модернизационные процессы. В первой половине XX века так случилось в Германии, Австрии, Италии, Испании, Румынии, Венгрии, Португалии и т. д.

Развитие политической демократии остановилось в России после установления большевистской диктатуры. Тогда страна пошла по пути псевдокоммунистического эксперимента, превратившего ее в подобие восточной деспотии. После краха этого проекта состояние российского общества практически вернулось к той точке, с которой он начался. Социально-политическая система посткоммунистической России оказалась примерно на уровне среднеразвитых европейских стран второй четверти XX века. Так же, как и они в прошлом, Россия столкнулась с угрозой фашизма, которым не успела переболеть, потому что реализовала другой тоталитарный, большевистский сценарий развития.

Многое в истории Германии 1918–1938 и России 1991–2015 годов совпадает. Это не случайно и обусловлено близким уровнем социального развития стран, благоприятным для формирования режимов фашистского типа.

Германия 1918 – Россия 1991

Поражение в войне (в Первой мировой – Германии, в холодной – России), потеря территорий, крах колониальных империй, ощущение национального унижения, легенда об ударе в спину со стороны антинациональных либеральных сил внутри страны, стремление к реваншу.

Веймарская Германия – Ельцинская Россия

Резкое падения уровня жизни широких слоев населения, гиперинфляция, перманентный экономический, политический и нравственный кризисы. Разрушение системы традиционных ценностей, коммерциализация жизни.

Разочарование в демократии, дискредитация демократических ценностей и институтов. Популярность реставраторских (монархии в Германии и социализма в России) настроений. Эгоизм правящей и собственнической элит. Перманентная угроза системе слева – со стороны коммунистов и справа – со стороны националистов.

Восприятие значительной частью общества и элиты демократической системы как чуждой и вынужденной. Ядро элиты остается в Германии монархическим, а в России – советским и относится к демократическим процедурам как к бессмысленному фарсу.

Приход Гитлера и Путина к власти

Диктаторов к власти привели крупный бизнес и буржуазные политики. В Германии: Шахт, Крупп, Тиссен, Папен и т. д. В России: Березовский, Абрамович, Чубайс, Волошин и т. д. Власть диктаторам передал престарелый и больной глава государства по наущению окружения и членов своей семьи. Гитлеру – Гинденбург, Путину – Ельцин. Интересно, что важные роли в этом сыграли сын Гинденбурга и дочь Ельцина. Главной причиной поддержки германскими и российскими олигархами будущих диктаторов было стремление к сильной власти, способной защитить их капиталы и привилегии от возмущенного народа, коммунистов, хаоса и нестабильности. И в том, и в другом случае надежды оправдывались лишь поначалу, многие олигархи оказались горько разочарованными. Истории Тиссена и Березовского очень похожи.

Установление фашистского режима

Здесь мы видим существенную, правда, количественную, а не качественную разницу. В Германии фашистский режим установился меньше чем за год после прихода Гитлера к власти. В России этот процесс идет уже 15 лет и еще не завершился. В этом играют роли личность диктатора и культурная специфика страны. Путин, в отличие от Гитлера, пришел не из публичной политики. Отсутствие подлинной популярности и политических навыков не позволили ему быстро сконцентрировать в своих руках диктаторские полномочия и мобилизовать общество для осуществления фашистского по сути проекта. Однако и Сталин потратил 15 лет на строительство террористического режима абсолютной власти.

Однако, как говорится в известной пословице, “русские долго запрягают, но быстро едут”. Процесс фашизации страны резко ускорился в 2014 году, когда Путин почувствовал, что достаточно силен для такого эксперимента. Захват Крыма сделал его настоящим публичным политиком, “фюрером нации”, способным сделать с ней что угодно, подвигнуть ее на любые авантюры.

Гитлеровский (до 1939 года) и путинский режимы

Крах Германской и Советской империи воспринимается диктаторами как “крупнейшая геополитическая катастрофа” (Путин о распаде СССР). Основная цель их политики – реванш за поражение предшественников в “противостоянии с врагами” на международной арене, восстановление былого статуса обоих стран как сверхдержав в их “исторических границах”.

Следствие реваншизма – агрессивная аннексионистская внешняя политика. Оправдать ее диктаторы пытаются с помощью идеи объединения: всех немцев в одном государстве или всех русскоязычных в рамках “Русского мира” под покровительством России. Первые жертвы – соседи, земли которых были раньше частью разрушенных империй под управлением немцев (русских): Австрия и Чехословакия для гитлеровской Германии, Грузия и Украина для путинской России. Характерно, что сегодня, как и во времена “мюнхенского сговора”, демократические европейские страны ведут политику умиротворения агрессора.

В экономике обоих стран установлена система государственно-монополистического капитализма. Государственная бюрократия осуществляет жесткий контроль над бизнесом. Власти диктуют свою волю выдрессированному ими крупному капиталу через “Генеральный совет германской экономики” или периодические совещания олигархов у Путина. Крупный бизнес и политическая элита срослись. По сути они – единое целое.

В обеих странах установлено авторитарное господство “национального лидера”. Разделение властей, выборы и реальная многопартийность фактически уничтожены (при Гитлере официально, при Путине де-факто). В отношении остатков оппозиции ведется политика запугивания и террора (при Путине пока точечного). Огромное влияние в обществе имеют спецслужбы.

Основные СМИ ведут правительственную пропаганду, насаждают шовинистическую и ксенофобскую идеологию, милитаризм. Ведется шельмование оппозиционно настроенных граждан, на которых натравливаются обыватели, разжигается ненависть к “враждебным” странам. Пропагандируется миф об иностранном заговоре, создается атмосфера осажденной крепости, несогласные с политикой властей объявляются агентами зарубежных врагов, частью их “пятой колоны”.

Существует только два варианта развития событий в России: или дальнейшая фашизация, грозящая стране террором, а миру – войной, или экономический коллапс и крах путинского режима

Сходство путинской России с гитлеровской Германией очевидно. Однако и отличий тоже немало. Главное из них в том, что в России еще не закончен процесс установления тотального контроля власти над обществом. Террор против оппозиции имеет точечный характер. Отсутствует дискриминация по национальному признаку, сохраняются остатки независимых СМИ и общественных организаций, существует относительно широкая свобода творчества, книгопечатания, собраний, обмена мнениями. Важно и то, что Путин и его окружение, в отличие от нацистов, не этнические националисты, а шовинисты и клерикалы. Путинская система больше похожа не на нацизм, а на более умеренные формы фашизма: поздний испанский франкизм, клерикальный австрофашизм, хортизм в Венгрии или ранний фашизм в Италии.

Надо сказать, что все эти остатки свобод в России сокращаются. Так случилось и при становлении других фашистских режимов в разных странах. Только в нацистской Германии свободы были ликвидированы быстро и почти одновременно. Даже в фашистской Италии демократические институты уничтожались постепенно. В России появляются все новые ограничения прав и свобод граждан, признаки дальнейшей фашизации. Из недавних новостей: против режиссера пытаются возбудить дело за “кощунственную” постановку оперы; лекцию оппозиционного политолога разгоняет милиция; против блогера начинают уголовное преследование за антиправительственный пост; на участников встречи оппозиционных активистов нападают “штурмовики” из пропутинской молодежной организации. Таких сообщений становится все больше. И самое страшное: в центре Москвы, около Кремля убивают ведущего оппозиционного лидера. Террор против оппозиции приобретает жестокие формы.

Есть ли выход из ситуации? Надежды на дворцовый переворот иллюзорны. Правящая элита едина с ее лидером в фашистском выборе. Она сформировалась по преимуществу на основе советской номенклатуры (это подтверждают эмпирические социологические исследования). Ей никогда не нужна были демократия, права человека и “прочая либеральная чепуха”. Основной целью перестройки и последующих ельцинских “антикоммунистических” реформ был переход контролируемых советской бюрократией и спецслужбами государственных ресурсов в их частную, наследуемую собственность. Конечно, это был неосознанный выбор, принятый на уровне коллективного бессознательного номенклатуры (по Юнгу). Но элита целенаправленно добилась реализации этого выбора.

Для того чтобы приватизировать государственную собственность, российская бюрократия и связанные с ней олигархи должны были имитировать демократические реформы. Без этого они не смогли бы объяснить населению необходимость приватизации, которую подавали публике в одном пакете с демократией (мол, делаем так, как во всех цивилизованных демократических странах). Но как только приватизация была в основном проведена, демократия стала номенклатуре не нужна и даже опасна. Она угрожала сменой власти, а значит, возможным пересмотром грабительского передела собственности. Оставаясь, по сути, людьми с тоталитарным мышлением, номенклатурщики стали возрождать тоталитаризм, но уже не в форме советского социализма, а в форме фашизма, позволяющего сохранить приватизированные ресурсы. Путин, как плоть от плоти своего социального слоя, уловил его коллективную волю и стал ее реализовывать.

Складывается ощущение, что в последнее время Путина стало несколько “заносить”, что он заходит дальше, чем хотелось бы многим в элите, особенно в конфронтации с Западом. Наверное, кое-кого из высокопоставленных чиновников и олигархов это пугает. Но, как и в нацистской Германии, сместить “фюрера” они могут попытаться только после того, как он начнет терпеть поражения, а его власть окажется на пороге экономического или военного краха.

Существует только два варианта развития событий в России: или дальнейшая фашизация, грозящая стране террором, а миру войной, или экономический коллапс и крах путинского режима.

Игорь Эйдман – социолог и публицист

Евгений Ихлов: ПЕРЕПИСАТЬ ПРОТОКОЛ НАБЕЛО, ИЛИ КАК “КРЫМЗДИТЬ” ПО-“ЯБЛОЧНОМУ”

Самое отвратительное в отечественной либеральной оппозиции – это её постоянное услужливое стремление подсказать власти способ выпутаться из тупика, в которую власть себя сама загнала.

Почему я постоянно нападаю на либералов и демократов? Во-первых, критиковать надо своих, чужих не критикую, их ниспровергают.
Во-вторых, либералы используют тот же культурный код, а спорить с троглодитским воем и урчанием сталинистов и фашистов всех сортов – унылое и бесполезное занятие…

Вот Григорий Алексеевич Явлинский, наконец, чётко сформулировал свою позицию по Крыму.
Он предложил алгоритм решения вопроса, которое, по ему мнению, поможет Путину легитимировать произошедшее 18 марта 2014 года, так сказать, переписать набело то, что тогда наворотили.
Явлинский соблазняет власти тем, что выполнение его предложение даст повод снять с Эрэфии санкции (как нам уже объяснил Не-Димон, необычайно полезные для отечественного агропрома) и даже подсчитал на сколько много процентов можно будет повысить пенсии при снятии санкций. Разумеется, в том маловероятном случае, если средства будут потрачены именно на пенсионеров, а не покупку акций одной нефтяной компании собой у себя, или на новые прожекты по раскурочиванию столицы.

К сожалению, всё доверие к Явлинскому подрывает уже название его страницы в ЖЖ. Явлинский не имеет ни морального, ни юридического права именовать себя “кандидатом в президенты РФ”, поскольку не только не выдвинут в оные, но и выборы ещё не назначены. Он может именовать себя только претендентом на этот пост. Такое вот лёгкое самозванничество. Но, как сказано в любимом сериале советского народа: “маленькая ложь порождает большое недоверие, Штирлиц”.

Вот алгоритм Явлинского:

“Григорий Явлинский
Политик, экономист, кандидат в президенты РФ

… И эту проблему, как и проблему санкций, надо решать. Решение, в котором заинтересованы все, а прежде всего Россия и Украина, – это организация и проведение в Крыму легитимного референдума под полным международным контролем. Так, чтобы результаты этого референдума соответствовали всем международно-правовым нормам. Для этого потребуется созыв по инициативе России и Украины международной конференции по Крыму с участием всех заинтересованных сторон. Решения конференции станут обязательными как для Москвы, так и для Киева.”

Теперь перевожу с русского на русский.
“Референдум” трёхлетней давности проводился так, что не выдерживает самой поверхностной критики. Для начала там просто не совпадает арифметика – обратное сложение долей итогов идеальное, что означает, что сперва был сделан результат, а потом аккуратно распределён по участкам. При настоящих выборах “края” всегда выпирают. Про мелочи вроде проведения в условиях признанной Путиным иностранной оккупации я уже молчу.

И вот теперь, после трёх лет новой власти, с полной зачисткой оппозиции, а также с культурным и национальным подавление коренного крымскотатарского народа и украинцев, что уже признал Международный суд ООН в Гааге, в условиях тотального информационного господства Москвы, предлагают новый – “правильный референдум”.

Это ровно тоже самое, как во время недавних событий, когда задержанным за участие (или нахождение рядом) в акции 26 марта в полиции предлагали подписать исправленный протокол, поскольку сделанные по запарке имели такое качество, что их нельзя было нести даже в Тверской суд.

Повторю ещё раз – демократический оппозиционер Явлинский предлагает Эрэфии “переписать набело” (уже по стандартам кодекса) “протокол о задержании Крымского полуострова”, просит мировую общественность оный переделанный протокол подтвердить своими подписями.

А чего ломиться в открытую дверь?

Большинство русского населения Крыма хочет быть в составе Эрэфии, поскольку они в значительной части либо военные пенсионеры родом из России, либо их потомки, и были поселены на территории, освобождённой по итогам этнической чистки и геноцида (сталинская депортация народов признана законом РСФСР 1991 года геноцидом). Международное право запрещает – строго-строго – такое принудительное изменение этнодемографического состава населения. Кстати, подобное “замещение” населения было проведено в 1959 году в Латвии и Эстонии – организованный завоз населения из русской провинции и раздача участков и квартир ветеранам армии и органов.

Проблема в том, что рецепт Явлинского помогает обойти положение украинского законодательства о том, что референдумы в регионах проводятся только с санкции Киева, и что референдум об изменении территории Украины проводится только и исключительно по всей стране. Норма, имеющаяся и в отечественном законе.

Но Явлинский, отлично зная это, почему-то не предлагает проведение “честного-пречестного” общеукраинского референдума. Дополнив его, например, предложением, чтобы богатейшие люди Эрэфии заявили, что в случае согласия с утратой Полуострова Украина получит от них в дар ту сумму, на которую выросло из состояние за “санкционный” 2016 год. Речь идёт о 100 млрд. долларов. И, разумеется, простить Киеву все долги по газу и кредитам Януковичу, снизить цену на нефть и газ до белорусской. Ну, и прочие ништяки…

Далее. Международное право не знает жанра “конференции с обязательным решением”. Есть Совет безопасности ООН, есть Совет Европы, есть Генеральная Ассамблея ООН. Все они высказались по данной проблеме. Осталось только выполнять. Можно ещё раз собраться в Совбезе, под обещание не участвовать в голосовании.
Позиции все стран известны. Само формирование состава комиссии уже предопределит её решения.
Если для Эрэфии не важны два договора с Украиной, нормы международного права и европейские акты о нерушимости границ, Будапештский меморандум, то какое значение будет иметь какая-то конференция.

Вот сразу коллизия. КС имени Зорькина признал референдум 2014 года и закон о пополнении Эрэфии двумя субъектами – легитимными. А его решения – это часть Конституции РФ и объявлены КС выше норм международного права.

Для проведения конференции “по Явлинскому”, эти два субъекта Эрэфии формально должны быть возвращены в статус спорных территорий, поскольку ни один закон не предусматривает права российских регионов проводить референдум по вопросу пребывания в составе, Более того, сама агитация за такой референдум наказуема.
С точки зрения отечественного закона, одно распоряжение главы Эрэфии об участии в подобной конференции – уже основание для импичмента.

Теперь – главное. Согласие Украины на “крымскую” конференцию означает признание её вопроса статуса Полуострова двусторонним спором, а не актом агрессии и нарушением международного права. С этого момента санкции отпадают сами собой, поскольку пострадавшая сторона сама отказывается от обвинений в грубейшем нарушении её прав и суверенитета.

Примеры Косова и Восточного Тимора не предлагать, поскольку там были зафиксированы проведения Сербией и Индонезией геноцида коренного населения. Никакого геноцида русскоязычного и русского населения в Крыму не было – и нет и обвинений – Полуостров имел статус Автономии и был вполне двуязычным, что в данном случае означает наличие в Автономии и в Севастополе двух официальных языков.

Утверждения о том, что угроза русским была создана перспективой приезда в Крым двух поездов с правыми активистами, которые якобы могли что-то сделать насильственное – в условиях уже развёрнутых на Полуострове двух дивизий российских войск, тысяч этнических русских вооруженных милиционеров (сбежавший из Киева “Беркут”, например) и укомплектованных местными уроженцами воинскими частями – годятся только для идиотов, зомбированных российской пропагандой.

Но самое существенное – довод который я приводил и который огласил на предвыборных дебатах только умница Касьянов.

Проводить общий референдум среди населения Крыма нельзя потому, что там проживает три (теперь четыре) принципиально разные категории населения, никак не образующие единое сообщество.

“Смешать в одну кучу” их волеизъявление равноценно тому, чтобы провести по всему Большому Иерусалиму плебисцит о признании города Единой и Неделимой Столицей Еврейского государства. Естественно, участие арабской четверти населения только регламентирует голос еврейского большинства. То же самое относится к гипотетическому плебисциту среди всего населения Израиля и Автономии по вопросу о создании между “морем и рекой” Единого Великоизраильского Государства.

Категории крымчан.

1. Коренное население – крымскотатарский народ. (Общины других коренных жителей – караимов [иудиизированных тюрок] и крымчаков [крымских евреев] – слишком малы, чтобы выделять в отдельную категорию).
2. Украинцы и русскоговорящие, чувствующие себя частью украинской политической нации, и оторванные от родины принудительно.
3. Русская община, желающая жить в “своей России”, и всегда отвергающая всё украинское.
4. Новоприбывшие – после апреля 2014 года – из России в Крым на жительство, преимущественно пенсионеры.

Первый вопрос: какое право имеют последние две категории определять судьбу первых двух?

Второй вопрос: Григорию Алексеевичу не стыдно?

Евгений Ихлов

ЗАЛОЖНИКИ ПРОТЕСТА.

9 апреля, на следующий день после проведения Антикризисного Митинга в Москве, организованного «Новой оппозицией», мой фейсбучный друг Эдуард Молчанов разместил у себя на страничке пост. Снабдив его множеством фотографий с места событий. Вот одна их них. Характерная. Соответствующая содержанию текста – «ВСЕ ФЛАГИ ВМЕСТЕ».

Флаги, конечно, бросились в глаза. Возникло даже дежавю. Где-то я это уже видел. Давно. И неоднократно.

Ну, и пост, конечно чудесный. Задушевный:

«Наконец-то возобладала логика: в борьбе против общего врага важны не затаенные убеждения, а единение усилий, чтобы его преодолеть – пишет Эдуард. До 26 марта мы называли себя оппозицией, но ею не были. Чтобы ею стать, надо, сняв с себя шапку-невидимку, быть услышанными. Нам, лишенным средств массовой информации, остается единственное средство – выходить на улицу. На улице мы видны и слышны, на улице мы узнаем друг друга, учимся доверять друг другу, возрастаем в количественном и качественном отношениях, и способны победить, как то не раз случалось в истории нашего отечества».

Ах, да. Вот оно. Вспомнил.

Летом 2014 года Московским городским судом было вынесено обвинение руководителю оппозиционной партии «Левый фронт» Сергею Удальцову и его сподвижнику Леониду Развозжаеву. Оппозиционеры были обвинены как организаторы произошедших в мае 2012-го беспорядков на Болотной площади. А также несостоявшихся антиправительственных выступлений в ряде российских городов. Несмотря на то, что Сергей Удальцов и его соратник отрицали свою вину, они были приговорены судом к 4,5 годам колонии. Развозжаев уже на свободе. В августе 2017 года истекает срок заключения Сергея Удальцова. Сергей последовательно отстаивает идею построения в России социализма. Единственно приемлемым методом реализации данной идеи он считает «демократизацию буржуазной революции. Прямо Гальперин наших дней.

Но я не о Болотной. Ей предшествовали прогулки несогласных, точнее марши. О них пойдет речь.

 «Марши несогласных» — это общее название уличных акций российской оппозиции, направленных на реформирование политического устройства России, организуемых коалицией «Другая Россия» и проходивших в крупных городах с конца 2005 по конец 2008 года.

Основные лозунги акций: «Нам нужна другая Россия!», «Россия без Путина!», «Это наш город!», «Нет полицейскому государству!», «Долой власть чекистов!», «Свободу политзаключённым!»

Главные участники: Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Cергей Удальцов, Михаил Касьянов.

Один из таких Маршей состоялся в Питере. 10 лет назад, 3 марта 2007 года.

Получается, что «Новая оппозиция» приняла на себя эстафету «Другой России». «На круги своя»

Вследствие ли не выученных уроков?

По мнению участника тех событий Даниила Коцюбинского «то был первый и единственный успешный марш. Потенциал той формы протеста тогда же и был исчерпан».

«Мне кажется, комментирует Даниил уже параллели с событиями 26 марта 2017 года, сейчас никакой большой уличный протест (заведомо беспрограммный и возглавляемый продажными либо идиотскими вождями) вообще не нужен. Оно только на руку полицейскому государству. Как раз эпоха Маршей несогласных это и доказала.

Уличный протест может иметь сегодня смысл только по конкретным поводам.
Эпоха “больших программ” – в прошлом, увы. Про стратегию, программу и т.п. я писал 10-20 лет назад очень много. Ни к чему это не привело. Россия не способна ни на какую политическую активность “снизу”. Это факт, и с ним невозможно не считаться» – резюмирует Коцюбинский.

Я разделяю эту позицию. Мне кажется, нужно переосмыслить стратегию “протеста”. Чтобы не идти в хвосте его тактики. Давно нужно было бы извлечь уроки. Ещё из первой волны протеста. Чего не сделали ни участники второй его волны, условно «болотные». Ни лидеры третьей, настоящей «волны пересмен».

Между тем, как это не парадоксально будет сказано: я бы отказался от “протеста”. В пользу целенаправленной борьбы.

Борьба – ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННЫЙ “протест”. Протест же – БЕСЦЕЛЬНАЯ “борьба”. Между «борьбой» и «протестом» столь общего сколь и отличного между «рефлексом» и «рефлексией”.

В одном случае это непроизвольная, мгновенная реакция живого организма на внешнее воздействие.

В другом – осознанная, долговременная реакция (самоанализ, осмысление) мыслящего существа на свои действия. Буквально: «обращение назад».

В первом случае, пользуясь политологической терминологией – это  бессознательная “борьба”. Протест, как рефлекс.

Во втором – спланированное действие. Осознанный, а потому целенаправленный «протест». Рефлексия.

Вот что, к примеру, я писал в 2009 году – когда марши ушли в прошлое, и им на смену пришла «новая стратегия»:

«Стратегия – 31» на самом деле видоизменённая ТАКТИКА маршей несогласных. Как и марши, она достигла своего потолка – 3000 человек для Москвы. «Тактика – 31» ещё может развиваться вширь – в регионы. Полторы десятку несогласных во Владимире, к примеру, проще постоять на площади, чем на ней маршировать. Но для развития вглубь эта тактика не приспособлена. Ставку свою она делает на число, не на качество.

Для качественных изменений в стране действительно нужна СТРАТЕГИЯ. Другая стратегия. Стратегия, наполняющая свободное собрание смыслом (во имя чего, для реализации каких целей…). А не бунт, ради красного словца. Нужна стратегия, конструирующая образ будущего, выдвигающая альтернативы настоящему. А не токмо ниспровергающая настоящее. Стратегия, взывающая к СИСТЕМНЫМ подвижкам, вместо подвижек ОЛИЦЕТВОРЯЮЩЕГО систему человека”.

Возвращаясь к посту Молчанова, флагам и к самой акции хочу обратить внимание на возникший у меня диссонанс.

В митинге участвовали представители, как минимум трех партий: «Партии националистов», «Парнаса», и «Партия 5 декабря». Само образование партий предполагает борьбу за власть, участие в избирательных компаний.

Между тем, основной посыл митинга, как и новообразованного движения – уличный протест. И принципиальное неучастие в выборах.

«Наша цель — власть, а средство — улица»  – скандировали призыв Юрия Горского участники митинга.

«Раньше река народного протеста текла в сторону выборов. Люди рассчитывали, что на выборах можно добиться перемен. Это была ошибка. На выборах добиться перемен невозможно. Перемены, как показывает история, произойдут в результате противостояния общества и власти на улице»  (из выступления Дмитрия Степанова на Народном сходе 03.12.16) .

Я пытался, было, получить комментарии от представителей этих партий. Нет ли противоречий в их поступках и действии?

Представителя «Парнас» мне найти не удалось. Но вот, что ответил один из руководителей «Партии 5 декабря» Сергей Давидис: “В России, где выборов нет, участие в выборах всего лишь один из и не самый эффективный инструмент“.

Он же. Там же:

“Просто в подавляющем большинстве случаев участие даже в существующих “выборах” – гораздо более эффективный способ воздействия на общество и власть”.

В том же духе, противоречивом, высказался на страницах «Независимой газеты» и Иван Белецкий:  [наша] «цель в «Новой оппозиции» политическое представительство и выход движения из маргинального пространства: «Националисты стремятся к полной легализации, к представительству в парламенте и выставлению своих кандидатов на выборы президента.

Он же. Там же (НГ):

“В условиях, когда фактически нет права выбора, решить дело может только улица, где граждане еще могут что-то выбрать. Тактика строится на увеличении союзов с разными политическими силами: уличный протест и уличные акции доминируют над выборами», – уточнил Белецкий.

Мутная позиция – бесплодный результат.

Цель протеста – про «тест вне политики», про бунт. Протест не связан с позиционированием – т.е. с предоставлением альтернативной повестки дня. Он обращен в прошлое, сводит с ним счеты. Протест противопоставляет себя избирательным процедурам, как способу построения будущего. И потому консервирует прошлое.

Мы, и те, кто призывает к бойкоту, и те, кто откликается на этот призыв, да и те, кто вне всякой политики – все мы заложники этого протеста. Бессмысленного, бесцельного, бесплодного.

А.Таран. “Дерьмовые скрепы” ( крымские впечатления )

Наблюдаю изменения общественного сознания в Крыму, с момента шоу в виде ” крымского референдума”. И чем дальше проходит время, тем более ясно понимаю, насколько разумен ход исторического развития. Ведь чем характеризуется данный период ? Характеризуется он тем, что мы уперлись в основную проблему. В болезненное изменение сознания значительной части населения под воздействием спецпропаганды, ведущейся нашим государством против собственных граждан.

Фото Andrei Taran.

Давайте только уточним, чем разнится пропаганда и спецпропаганда, и почему я использовал слово ” против “. Итак, ” пропаганда” – это информационная работа, направленная на выработку у человека положительного мнения по определенному вопросу. ” Спецпропаганда” это информационная работа на выработку у человека отрицательных рефлексов к оппонентам, ведущего спецпропаганду государства, подавления чувства самосохранения у граждан ( нужен мобилизационный ресурс ) и проведение необходимых манипуляций с общественным и индивидуальным сознанием.

Фото Andrei Taran.

На практике все очень просто, это очернение противника, его военных и организационных усилий, качества вооружений и техники и т.д. и с другой стороны – восхваление собственных усилий, материальной базы и лидеров. Применяется спецпропаганда во время ведения боевых действий ( войн ) или подготовки к ним. Основной метод ведения спецпропаганды прост до кретинизма. Мы его обозначили как метод ” зеркального отображения”. Если ты сам нацист и фашист – обвини в этом противника. Если у тебя некачественное вооружение и тупые командиры – выдумай эти проблемы у оппонента. Если нечего противопоставить ” врагу” – выдумай свои успехи. Главное – не дать возможность верного анализа событий собственному населению.Фото Andrei Taran.

Проблемы тут две у “спецов”, а у населения “два путя”. Первая – спецпропаганда имеет ограниченный срок воздействия. Под влиянием когнитивного диссонанса, когда индивидуум постоянно сталкивается с противопоставлением потока информации и реальностью – наступает усталость и невосприятие этой самой информации. Тогда спецпропаганда начинает работать против пропагандирующего. Вторая – люди, неспособные уловить диссонанс между информацией и реальностью теряют адекватность, у них разрушается сознание и начинаются деградационные процессы. Единственным убийственным противником спецпропаганды выступает устойчивое нравственное отношение к действительности.Фото Andrei Taran.

И тут у каждого человека, с трудом населяющего территорию РФ ” два путя”. Скинуть с себя болезненный морок – тупой и болезненной спецпропагандистской фантазии и реально взглянуть на себя, либо под ее воздействием постепенно превращаться в дегенерата с четкой и ясной нацистской направленностью. В Крыму – это борьба между порядочностью и конформизмом, латентным фашизмом части индивидуумов , проявляется очень ярко. Идет качественное разделение на основе реального осмысления ситуации и элементарной человеческой порядочности. Такие же процессы, но с меньшим надрывом идут и по всей территории бывшего СССР. Ведь нас глушат именно методикой, разработанной в Советском Союзе. Ведь что, кроме цинизма, лжи, подлости и нацизма. равного для всех бесправия и страха могло предложить это государство ? Только спецпропаганду. Только создав лицемерную и лживую картину мира у собственных граждан, это государство смогло просуществовать целый век, сделав двуличие, непорядочность и подлость своей политикой и внутренними “сакральными” скрепами для населения, превратившись по сути в коллективного подонка. За счет этого сейчас существует и нынешняя кремлевская клептократия, исключив из своей повестки дня всякую ненужную идеологию и заменив ее на животный нацизм и ненависть ко всему внешнему миру.Фото Andrei Taran.

На мой взгляд, население сейчас поделилось на три категории. Первая – изначально противостоящая спецпропаганде, вторая – убежденные нацисты ( деграданты ) и основная часть населения, которая начинает выходить из состояния измененного сознания и ощущает на себе ” ломку” , не хуже чем у старого наркомана, лишенного ” дури”. Теперь о главном. )

Фото Andrei Taran.

Наблюдение за крымским населением убедило меня однозначно в том, что главной методикой протестного движения по сносу нынешнего фашистского режима в России – должна стать информационная работа. Именно она должна стать основой всех орг усилий и именно на основе этой работы можно будет сплотить протестные социальные слои и сформировать что то дееспособное. Только сломав ” дерьмовые скрепы” спецпропаганды, мы сможем подрубить основные опоры этого режима. Население уже созрело. Готовы ли мы к этому труду ?

Валерий Соловей: РЕВОЛЮTION! основы революционной борьбы в современную эпоху.

РЕВОЛЮTION! (скачать книгу)

© Соловей В.Д., 2016

© Издательство, оформление. ООО «Издательство “Э”», 2016
Слово «революция» вызывает острую и сильную реакцию в современном мире. Одни надеются на революцию и взывают к ней, другие – негодуют, проклинают и боятся ее. Но никто не остается к ней равнодушным.

Известный ученый, автор нескольких интеллектуальных бестселлеров, включая знаменитую книгу «Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования», Валерий Соловей предлагает качественно новый взгляд на революцию. Опровергая распространенные мифы и заблуждения о причинах и результатах революций, он предлагает новаторский анализ «цветных» революций, раскрывает малоизвестные и интригующие страницы политической истории России последней четверти века, делится соображениями о революционной перспективе в нашей стране.

Книга разрушает привычные представления о путях политических перемен и открывает возможность более трезвого, хотя и неожиданного взгляда на политику. Она важна и полезна всем, кто интересуется политикой и принимает (или намерен принять) в ней участие.

 

Оглавление

Предисловие

Глава 1. ЧТО ТАКОЕ РЕВОЛЮЦИЯ

Глава 2. НАЧАЛА И КОНЦЫ

(ЧТО ВЕДЕТ К РЕВОЛЮЦИЯМ И ЧЕМ ОНИ ЗАКАНЧИВАЮТСЯ)

Глава 3. ПРОКЛЯТИЕ ЭПОХИ ПЕРЕМЕН, ИЛИ РОССИЯ В 1990-Е ГГ.

Глава 4. ПРЕДАННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Глава 5. ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ

Глава 6. WUDERWAFFE РЕВОЛЮЦИИ

КАК ПОБЕЖДАЮТ РЕВОЛЮЦИИ (Заключение)

Примечания

Виталий Портников – Европа. Граница миров.

Цивилизованному миру ничего не остается, как останавливать чужих пропагандистов у своих рубежей.
Жёсткая реакция европейских политиков на попытки официальных лиц Турции провести встречи с проживающими в их странах соотечественниками для поддержки “референдума Эрдогана” может показаться странной иностранному наблюдателю. В конце концов, турецкие министры хотят общаться с гражданами Турции — хотя у многих таких граждан в Германии или Нидерландах могут быть паспорта ЕС. На политическую жизнь европейских стран турки не покушаются — так зачем же их останавливать?
Некоторые наблюдатели считают, что европейцы просто “воспитывают” Эрдогана, который пытается с помощью изменений в Конституции усилить собственные полномочия в ущерб турецкой демократии. Некоторым кажется, что, если бы не парламентские выборы 15 марта, голландский премьер Марк Рютте так жестко не реагировал бы на “вторжение” турецких министров. Ясно, что недостаточно жесткая реакция только добавит голосов ультраправому политику Герту Вилдерсу, победы партии которого на парламентских выборах в Нидерландах сегодня опасается вся Европа.
Но ситуация гораздо серьезнее. Из-за миграционных процессов последних десятилетий благополучная Европа превратилась в самую настоящую границу миров. И если бы ее новые жители приезжали из обычных демократических стран, никакой проблемы в этом бы не было. Но проблема как раз в том, что приезжие воспитывались совсем в другой политической культуре. И европейцам — ради собственной же безопасности — приходится кропотливо приучать новых сограждан к настоящей демократии.
Однако происходит совершенно парадоксальная вещь. Руководители стран, которые не могут обеспечить соотечественникам достойные условия жизни и работы — из-за чего те и вынуждены уезжать — при этом стремятся сохранить на этих граждан политическое влияние. С точки зрения президента Эрдогана “турецкий мир” есть повсюду, где живут турки — и почему бы тогда его министрам не выступать на митингах по всей Европе? А с точки зрения президента Путина “русский мир” повсюду, где говорят на русском языке. И это мнение приводит не только к вторжению в чужие страны, убийствам и разрушениям, но и массированным пропагандистским кампаниям, рассчитанным на постсоветские диаспоры.
Никто не знает, что придет в голову амбициозным автократам, явно преувеличивающим свое влияние и политические возможности. Может, Эрдоган завтра захочет быть не просто лидером всех турок, а всего тюркского мира или всего мусульманского мира — чего уж там? А Путин завтра проснётся и объявит себя покровителем всех православных — ведь безумные русские императоры на это претендовали!
Именно поэтому цивилизованному миру ничего не остается, как останавливать чужих пропагандистов у своих рубежей. Можно жить в одной стране с турками или русскими — но очень важно, чтобы бывшие жители авторитарных или полуавторитарных стран разделяли наши ценности. Если хочется активно участвовать в турецкой политической жизни — это куда удобнее делать в Анкаре или Измире, чем в Гааге или Берлине. А если хочется любить Путина и жить в России — то и надо жить в Москве, Тюмени или Магадане, а не в Дрездене, Будве или Севастополе. И это не только вопрос честности. Для стран, в которые прибывают новые жители, это ещё и вопрос национальной безопасности. 

Виталий Смышляев – Белорусский ятаган.

Фейсбук о Беларуси молчит.

Сначала было непонятно – почему.

Гос-СМИ сказали о событиях в Минске очень коротко, через губу, кривясь и пришепетывая – и это вполне объяснимо. Майдан уже три года хлебаем-не расхлебаем, объясняем про бЕндеровцев, фашистов и хунту, а здесь ещё и Минск.
Лишняя, обременительная новость.

Украинцы-то ладно – на них всегда висел ярлык буйных и бесшабашных, но белорусы куда? Белорусам полагается быть тихими, послушными и непритязательными.

И вдруг многотысячный марш в Минске. С митингом, политкомитетом и требованиями правительству. Экономическими и политическими.
Ни в какие ворота.

Ни в кремлёвские, ни в “демолиберальные”.
Какое жалкое зрелище представляют Болотные и Сахарова на фоне белорусского организованного и сознательного выступления! Никаких топтаний на сцене с заклинаниями “Мы здесь власть!”, никаких чревовещаний о “влиянии на власть” и рефлексии о выборах: “Бойкот иль не бойкот?”

Собравшиеся в Минске выдвинули руководству страны чёткие, понятные и жёсткие требования и дали на выполнение один месяц.
Не “давайте же поедем на новогодние праздники, а потом доделаем революцию”, как на Сахарова, а требования и срок на выполнение.
“Не выполните – придем опять и нас будет больше”.

Разве может это быть интересно и важно российской фронде в кармане?
Нет. Да и неприятно видеть себя в Минском зеркале.

Вот смерть Чуркина обсудить – это да, это интересно. Трамп, опять же, заявления заявляет разные. Бабченко уехал…Невзоров что-то сказал…Кашин что-то написал…
Это вот увлекательная политжизнь, а Беларусь ваша…
Батька-Лука, дешёвый газ и картоха. Ничего интересного.
Для российской вялой фронды.

А ведь организованность, уровень политического сознания, стилистика – высочайшие. Ни одного лозунга: “Беларусь – это Европа!”, а тем не менее – это самая настоящая Европа.
Это не укор и не ирония в адрес Украины, ни в коем случае. Это поражающая меня игла исторической судьбы, народного характера, которая прокалывает столетия, режимы, формации, идеологии и выходит остриём наружу.
В Украине – своя, в Беларуси – другая.
Успеха вам, белорусы.

А Россия, похоже, вся, скопом – левые, правые, центристы, патриоты, либералы, 86%, 14% – превращается из окраины Европы в окраину окраины.