Архив рубрики: ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТПОР

В этой рубрике мы публикуем все материалы, отражающие реальную картину событий, и комментарии к ним. Однажды государственная ложь иссякнет, место пропаганды снова займет информация, до тех пор мы будем одним из островков правды в мутном потоке лжи.

Гулевская Наталья – Путинизм трещит по швам.

Пройден последний Рубикон, и теперь говорить о либеральной, демократической или какой-либо конструктивной оппозиции больше не приходится. Ельцин оставил после себя довольно равномерную политическую среду, в которой все политические силы имели достаточный ресурс для поддержания баланса и борьбы за власть. Каждый виток становления путинизма мог встретить неприступный рубеж от той политической силы, которую зачищал Кремль.

В 2003-2004 г.г., когда чекисты вернулись к наработанной тактике и предприняли захват «почты, телеграфа и железнодорожных станций», а спустя 100 лет это выглядело немного иначе, в захвате СМИ, телевидения, энергоресурсов и т.д. главным препятствием на пути Лубянки стояли либералы. Это был звездный час либералов, в их руках находилось достаточно финансового и информационного ресурса, и они могли дать ощутимый бой чекизму. Но увы, они не только не смогли выступить общим фронтом, но и существенно потеряли свои позиции во всех ветвях власти.

Следующий виток противостояния чекизму остался на совести демократов. В 2007-2008 г.г. они были в состоянии сплотиться и не позволить партии власти нарисовать себе конституционное большинство, чтобы не допустить возврата Путина в высшие эшелоны власти. Но опять если «Яблоко» еще держалось на своих позициях, то СПС бездарно проиграло выборы в парламент, а затем растворилось в структурах правящей власти, сев в министерские и губернаторские кресла или пополнив различные президентские советы.

2011-2012 г.г. это была последняя возможность хоть какой-нибудь оппозиции сплотиться и не пустить чекизм к абсолютной власти. Демократы, левые, националисты и прочие патриотические силы могли объединиться в социал-демократическую объединяющую силу и не позволить Путину вернуться к власти. Но чекисты провели блестящую спецоперацию в виде «рокировки» и сняли последний барьер к вседозволенности и безнаказанности.

Но ошеломляющий триумф оказал им “ медвежью услугу”, и уже через пару лет, потеряв чувство реальности, чекисты совершили непоправимые ошибки в виде аннексии, агрессии и ввязались в конфликты по всему миру. Запад не дрогнул и нанес сокрушительный удар по путинскому режиму в виде персональных и секторальных санкций.

2016-2018 г.г. стали для Кремля и Лубянки самым тяжелым испытанием за весь период правления Путина, чекистам предстояла борьба внутри себя, против своих же подельников и соучастников в распиле и присвоении природных ресурсов и финансовых активов России. Путин одержал победу, но победа оказалась пирровой, потому что следующая сила, которая теперь будет противостоять чекизму, не имеет четко выраженных критериев и хоть какой-то организации. Это анархия, самосуды и энергия толпы, куда уже не пустят ни Навального, ни Собчак, ни прочих марионеток Кремля и Лубянки. Этому политическому периоду по сей день так и не дано четкого определения по причине невозможности классифицировать его критерии, и если в Волоколамске и Кемерово власти как-то удалось проскочить по лезвию бритвы, то первая физическая расправа обезумевшего от горя народа над чиновниками, госслужащими или должностными лицами станет началом конца путинской вертикали и перерастет в цепную реакцию по всей России.

К сожалению, точка невозврат пройдена, и в мире нет ни одного механизма, чтобы вернуть статус-кво хотя бы на пару витков назад для путинской России.

Виктор Семенов. Две войны, или Взгляд с другой стороны.

ВИКТОР СЕМЕНОВ·

Удивительный винегрет из кусочков истинных утверждений, жизненных наблюдений, мелко нарубленных научных данных и внутренних ментальных зажимов, не позволяющих додумать верную мысль до конца. Эта публикация вызвала наш интерес именно тем, что вперемешку с идеологическими догмами и заблуждениями автора здесь присутствуют и очень верные наблюдения. Мы понимаем, что бытовой национализм всегда был, есть и будет. Привязанность к родным местам — это естественное чувство каждого человека. Но, во-первых, это чувство направлено в прошлое и не ведёт в будущее, а во-вторых, этим чувством манипулируют, чтобы заставить идти на войну, якобы защищая родину, а на самом деле за интересы правящей элиты. Принимая это как проявление естественных инстинктов, мы, однако, не приемлем национализм как идеологию. Это и есть “всплывающий реликт” по меткому определению Эль Мюрида. Но автор почемуто не относит это определение к своим единомышленникам, делает для себя исключение. Принципиальное несогласие с автором публикации не мешает нам, тем не менее, увидеть некоторые очень верные мысли. При детальном разборе можно увидеть много интересного. Далее авторский текст без купюр, но с комментариями.

ЭЛЬ МЮРИД Две войны 2/23/2018

Две недели, как произошла бойня на Евфрате, в которой погибли несколько сот наших военных. «Наших» – это, конечно, обобщенно, так как немалая часть из них ранее воевали на Донбассе и строго формально, являются гражданами Украины, хотя они сами вряд ли так себя позиционируют. *1)

*1) Скорей всего, они считают себя россиянами, то есть нашими соотечественниками. Считать ли их «нашими» – это непростой вопрос, немногие из нас согласятся с ними консолидироваться. Читать далее Виктор Семенов. Две войны, или Взгляд с другой стороны.

Евгений Ихлов. ИЗНАНКА КАЛЬСОН “РУССКОЙ ВЕСНЫ”.

Продолжаю публиковать материалы, любезно предоставленные мне журналистом Евгением Карамьяном, который предупредил, что ответы интервьюируемого – это перевод с русского матерного.

“Записал мнение о войне боевика ДНР, который разочаровался и уехал в Екатеринбург.”
Бывший гражданин Украины, уроженец Донецка Тарас Грушевой.
“Сейчас понимаешь что нас кинули. Война была нужна только криминалу вроде Захарченко и Путину. Но! Тогда все смотрелось по другому.
Понимаешь, мы, воспитанные на ценностях СССР нашими родителями, не приняли новые идеи Киева. У нас свои герои вроде Артема, нам не нужны Бандеры. Нам каждый день, после побега Янека в Россию, по ТВ говорили, что придут “правосеки” и всех, как хорваты сербов, голыми выгонят в Россию. Ограбят нас, украдут наши дома, наши машины, наше имущество, возьмут наши накопления и даже наши золотые кольца и сережки наших женщин. А женщин изнасилуют. Каждый день собирались митинги и “народные” губернаторы это несли с трибуны.
Мужики роптали. Не допустим, не отдадим наши дома и наше имущество, нажитое трудом, “правосекам”. Когда накал достиг должной точки кипения, произошел взрыв, как взрыв метана в шахте. Ну а тут пришли новые сообщения, захвачены боевыми группами здания администрации и СБУ. Ну, мужики стали создавать народное ополчение. Далее появился Стрелков и начал стрелять в украинцев. Потом затянулось ополчение. Появились командиры, это, как правило, россияне. Очень много появилось казаков и членов националистических и коммунистических партий. Именно эти пришедшие из России “партийцы” по сути стали влиять на умы. Затем, когда ополчение создало плацдарм, появилась армия ДНР, хорошо оснащенная бронетехникой. Что интересно, мужики рассказывали, что там по номерам танки частей северокавказского округа. Армию ДНР создавали уже россияне. Собственно, это и есть российская армия, замаскированная под добровольцев.
Я воевал. Был окопным минометчиком. Убивал конечно. Это война. Но когда на моих глазах расстреляли пленных, я не смог больше им служить. Взял пистолет и прострелил себе бедро. Ну потом госпиталь в России. И больше на Донбасс я не хочу возвращаться. Я украинец, пускай я не люблю бандеровцев, и я по взглядам за возрождение СССР, я не хочу убивать своих братьев и служить криминалу и кинувшему нас Кремлю. Я просто хочу остаться человеком, а не быть военной машиной для убийств. И как говорил, не хочу как украинец убивать украинцев только за то что они свидомые, а я советский человек”.

Евгений Ихлов. КАК РОССИЯ ЧУТЬ НЕ ОКАЗАЛАСЬ В ВОЙНЕ С АМЕРИКОЙ 

Ихлов Евгений

 консультант Общероссийского движения защиты прав человека «За права человека», Москва


Давайте попытаемся сложить вместе то, что нам известно о тех событиях 7-8 февраля в районе Дейр-эз-Зора, которые уже стали называть «евфратской Цусимой», но которые мне кажутся больше напоминающими «Мукден-2018» – в память о поражении в марте 1905 года, обозначившей общее поражение Российской империи в войне с Японией.
Предыстория этих событий. Идут очень деликатные тайные переговоры о том, что курды кантона Африн признают над собой номинальную власть президента Асада, а для «миротворческого контроля» туда вернутся российские военные полицейские, поспешно эвакуированные в январе, накануне турецкого вторжения. И для Москвы, и для Дамаска это политически необычайно выгодно. При этом асадисты и российские части (всех мастей – регулярные и «частные») воюют в Идлибе с протурецкой сирийской оппозицией, руками которой Анкара преимущественно и наступает на курдов. Снабжение курдов идёт от проиранских групп в Алеппо – через асадистские позиции. Более того, некоторые «ветераны Донбасса» воюют на стороне курдов и сообщают в социальных сетях о военных преступлениях турок. Таким образом, имеет место локальная прокси-война Москвы, Дамаска и Тегерана – против Эрдогана и в защиту курдов… Тем более, что российские медиа сообщают о применении Турцией и её союзниками против курдов боевых отравляющих веществ (газа на основе хлора). Таким образом, Москва и Асад для курдов – очень ценные союзники. И возможно такого удара в спину они не ждали.
Что же касается самых богатых в Сирии нефтегазовых полей, расположенных на Левом берегу Евфрата, в т.ч. месторождения Конако, то после того, как Дамаск проиграл входящему в антиигиловскую коалицию арабо-курдскому анклаву Рожава на севере Сирии осеннюю «гонку» к Евфрату, претензий со стороны Дамаска на эти территории не выдвигалось.
Напомню, что тогда, по наведённому 18 сентября у Дейр-эз-Зора российскому понтонному мосту, асадисты и российские части начали было движение к этим месторождениям, но курдско-арабские части, ослабив штурм Ракки, отсекли продвижение российских войск, «вагнеровцев» и асадистов с плацдарма, лишив этим, как утверждают обозреватели, ценного приза в этой войне – 2/3 нефтегазового кластера «Меядин-Абу-Кемаль», включая крупнейшие в стране месторождения Эль-Омар и Ат-Тенек. Кто не успел – тот опоздал…
Итак, вот как по многим описаниям развивались события.
Читать далее Евгений Ихлов. КАК РОССИЯ ЧУТЬ НЕ ОКАЗАЛАСЬ В ВОЙНЕ С АМЕРИКОЙ 

Адам Дервишев. ПУТИНСКАЯ РОССИЯ В МАХАХ И ЗАМАХАХ.

Adam Dervishev

Фиаско – в аргентинском танго

Россия, в лице своей политической элиты, продолжает ошеломлять. Причем новости, касающиеся Кремля, уже прочно приобрели криминально-скандальный оттенок.

Калейдоскоп событий меняет картинку за картинкой со всё возрастающей скоростью, и мир постепенно перестает удивляться очередной выходке Кремля – каждый раз столь же странной, сколь и бесславной.

Глобальные массмедиа только-только начали отходить от эпохального разгрома русских солдат удачи, очень неудачно полезших на американскую зону, чтобы “отжать” нефтезавод (который, ко всему прочему, контролируется курдами – стратегическими союзникам Москвы против Анкары) как 1 марта случилась другая напасть – обращение президента России Путина к Федеральному Собранию… Читать далее Адам Дервишев. ПУТИНСКАЯ РОССИЯ В МАХАХ И ЗАМАХАХ.

Наталья Гулевская. Путинизм – взгляд со стороны.

Либерально настроенным гражданам РФ до момента “переизбрания” Путина остается единственный информационный сегмент политической жизни – это аналитика. Другого места в российском “гражданском обществе” попросту нет и не может быть, исходя из произошедших изменений во время третьего срока президентства Путина. Всего объять, конечно, не удастся, но я постараюсь остановиться на самых главных критериях сегодняшнего режима. Читать далее Наталья Гулевская. Путинизм – взгляд со стороны.

” Неофеодализм” и ” необольшевизм” в современной России.Мифы и реальность.

Диалог независимого журналиста Виталия КАМЫШЕВА

и сотрудника Научной библиотеки МГУ Игоря ДАВЫДОВА

Виталий КАМЫШЕВ: — В последнее время существующий в России режим все чаще называют «феодальным». Как это соотносится с включенностью страны в глобальную рыночную экономику и не уводит ли нас такое определение от сути дела? Нет ли здесь попытки создать некое алиби для российской власти и олигархата?

Игорь ДАВЫДОВ: — Несомненно, часть радикальных либералов и остатков так называемой «демшизы» — то есть тех, кто и сегодня готов «голодать за реформы», которые так и не могут почему-то в России начаться, пытается выстроить «метафизическое алиби» для отечественных капиталистов: «За 25 лет капитализм так и не построили, то что мы видим — это архаика и «совок».

Но «неофеодализм» действительно существует — как определенная форма современного капитализма. Его генеалогия такова: после провала «революции» 1968 года в мире началась «революция» неоконсервативная. Стал формироваться транснациональный оффшорный капитализм. Постепенно буржуазная демократия начинает становиться анахронизмом в связи с тем что количество сознательных и экономически независимых субъектов падает, плюс растет кредитная экономика.

Что же касается России, то в 80-90-х годах ХХ века в некоторых странах «полу-периферийного» и «периферийного» капитализма начинает формироваться система, в которой так называемая «бюрократ-буржуазия» (то есть класс управлявших средствами производства, но не владевших ими), занимавшая привилегированные позиции в процессе «транзита», сумела быстро приватизировать государственную и общественную собственность и стать правящим классом, соединив власть и собственность. Это было характерно для бывших колоний — но, как оказалось, и для некоторых «посткоммунистических» государств.

В. К.: — В России правящий класс сформировался не только из госчиновников и аппаратчиков КПСС и ВЛКСМ (и, скажем, сотрудников КГБ) — это был «бульон», в котором варились и бандиты, и цеховики с фарцовщиками, и представители, так сказать, творческой интеллигенции… Из этого всего и «выварилась» сегодняшняя правящая корпорация, крепко держащая Россию за горло. (См. http://kantor.club/filosofiya-aka-politika/segodnyashnyaya-rossiya-kto-vinovat-i-chto-delat/).

И.Д.: Черты «неофеодализма» здесь — в том, что правящий класс получил всё не в условиях конкурентной борьбы (хотя «разборки», порой, кровавые, были и есть), а по «праву» нахождения у должности или по праву рождения (именно это и происходит всё чаще сегодня — подросли дети тех, кто в 90-е захватывал власть и собственность). Ведь и классический феодализм начинался с того, что управляющие теми или иными землями становились их собственниками — ведь все эти графы и бароны сначала были у Карла Великого всего лишь «администраторами».

К тому же в России, как мало где, сильна рентная система — когда любой производительный труд становится неконкурентоспособным, а рента выступает как основа жизнедеятельности. Недавно услышал одну историю, которая для меня просто символ происходящего в России: владельцы закрыли и демонтировали завод по производству никеля, ссылаясь на то, что цена на металл на мировом рынке снизилась. Но цена ведь через несколько лет вновь может подняться, а завод — это сложная инфраструктура, её и захочешь потом восстановить, да не факт, что получится…При этом демонтировать нефтяную вышку из-за колебаний цен на нефть никто и не подумает.

В.К. — Есть и более яркие конкретные примеры. Лет 10 назад Анатолий Чубайс торжественно объявил, что в городе Усолье-Сибирское будет создана «российская Силиконовая долина»: на базе завода «Усольехимпром» наладят производство кремния. Прошли годы. В 2013-м руководство «Роснано» закрыло предприятие (объяснив это всё тем же снижением цен на кремний), завод растащили до гайки, вложенные в проект 10 миллиардов рублей пропали. Та же история случилась с проектами Чубайса в Новосибирске (там «безвестно канули» 15 миллиардов) и Омске https://ircity.ru/news/22743/; http://omchanin.livejournal.com/1660047.html). Никто в тюрьму не сел, Чубайс — «уважаемый человек», в России это называется «экономикой» и «модернизацией»…

И.Д. — Когда в стране рентная система, производительный капитализм невозможен и рабочий класс как таковой в ней отсутствует. Это и есть российская специфика. А в мировом масштабе это и есть «неофеодализм», когда транснациональные оффшорные инвесторы становятся влиятельным «закрытым» классом, когда олигархизация происходит во всем мире и сверхбогатые сами становятся властью, оттесняя посредников-политиков и девальвируя традиционные (для Запада) демократические институты. Налицо аналогия с некоторыми периодами истории Древнего Рима и классического феодализма.

Мы наблюдаем переход от «демократического» капитализма к неофеодальному империализму. Основная масса населения при этом ничего не производит и занята в «сфере обслуживания» в самых её разнообразных формах. При этом классические капиталистические отношения перемещаются в Китай и Юго-Восточную Азию в целом, в Африку, частично в Латинскую Америку. Отсюда теории о том, что именно Китай станет ареной классовой борьбы и базой новой революции в 21-м веке, об «исламизированном пролетариате» — ведь как раз выходцы из мусульманских стран Африки и Ближнего Востока являются в так называемом «первом мире» пролетариями.

Между тем девальвация старых демократических институтов идет потихоньку по всему миру. Наследственный принцип передачи собственности и власти, который раньше считался анахронизмом, становится скорее трендом. «Островками» остаются государства вроде Финляндии, Норвегии, Швеции, Швейцарии — но это скорее страны не классического, а «социального капитализма», для которых актуальным остается наследие 40-60-х годов ХХ века.

В общем, в сегодняшнем мире сосуществуют различные уклады и даже, так сказать, разные эпохи. Какие-то страны живут в ХХI или ХХII веке, какие-то на новом витке воспроизводят не только феодальные отношения, но даже рабовладельческий строй ( например, положение мигрантов-гастарбайтеров в России; а в ИГИЛ рабовладение вообще узаконено). При этом рабовладение может не отрицать частное предпринимательство, как феодализм не отрицал финансовые рыночные отношения. Финансовый капитализм начинался при феодализме.

В.К. — Получается, что глобализация — это всего лишь «слова, слова, слова», и Запад на деле совсем не волнует, что в России утвердился «неофеодализм», надолго, если не навсегда?

И.Д. — Прибыль для корпораций — важнее. К тому же на Западе сейчас модным является тезис о том, что единой модели демократии быть не может, но возможна «демократия с национальной спецификой». Ну «не доросли» в некоторых странах до американских и европейских стандартов демократии и прав человека — но это же, в концов концов, не мешает рыночным отношениям…

В.К. — Это перекликается с концепцией отечественного «гения» пост-модернистской политики В.Суркова о «суверенной демократии». И получается, что Украина — это действительно очень важная «точка столкновения»: украинцы рвутся куда-то в мир ценностей традиционного «демократического капитализма» с его беспристрастными институтами и порядком, но российский имперский неофеодализм «не пущает»…

И.Д. — Декларации и «реалполитик» — вещи разные. Если экспорт политических и правовых моделей дает прибыль, он выгоден, не дает — зачем прилагать излишние усилия? В начале 90-х Западу показалось, что подобный экспорт дал искомый результат. Сегодня Запад в некоторой растерянности. Я думаю, что Украина будет твердо поддержана Западом 1) если у США и Европы не будет других важных проблем (сегодня их достаточно), либо 2) когда Запад действительно почувствует угрозу потери чего-то важного, своих важных ценностей. Пока этого нет и не видно. Пока побеждают лоббисты большого бизнеса.

В.К. — Григорий Явлинский написал недавно, что правящий в России режим — «большевистский». ( «С каждым годом все более очевидно, что почти все актуальные и наиболее болезненные проблемы современной России связаны…с сознательным и активным следованием политике большевизма. Сегодня у власти в России преемники большевиков, а их политика — не что иное, как современный большевизм» https://www.yavlinsky.ru/bolshevism/ ). Частью оппозиционно настроенной российской интеллектуальной элиты эта концепция подхвачена — так, ранее аполитичный театральный режиссер Иван Вырыпаев (проживающий в Польше) фактически повторил её в своем открытом письме по поводу ареста своего коллеги С.Серебренникова. ( «C 1917 гoдa и дo ceгoдняшнeгo дня влacть в Poccии нe пoмeнялacь. Ceгoдняшняя влacть oткpытo нacлeдуeт влacти тeppopиcтичecкoй opгaнизaции «бoльшeвикoв». http://ifvremya.ru/ivan-vyiryipaev-napisal-otkryitoe-pismo-v-zashhitu-kirilla-serebrennikova/ ).

Как сочетается «большевизм» сегодняшней российской власти с её неолиберальной социальной политикой и сознательно построенной и тщательно охраняемой неофеодальной системой? Какая реальная подоплёка стоит за этими теоретическими новациями?

И.Д. — Странным образом эти заявления Григория Алексеевича совпали с затуханием реальной оппозиционной активности его партии. «Яблоко» «сдало» свою организацию в Карелии, у которой были отличные шансы на региональных выборах, мутная ситуация в Московском отделении, в Питере — раскол и чистки…

Тут несколько вопросов возникает.

Насколько сегодняшний правящий класс является наследником «советского»?.

Что в этом «преемничестве» декларативное, а что — реальное?

Почему эту теорию продвигают именно эти люди и именно в этот момент?

В.К. — При этом ведь «советское» всегда берется в виде мифа, как что-то однообразное и «ужасное-ужасное-ужасное», в то время как 20-е годы ХХ века — это нечто иное, чем 30-е, «оттепель» 60-х разительно непохожа на 40-е, а «брежневизм», в эпоху которого стала господствовать мелкобуржуазная стихия, радикально отличается от всех других периодов советской истории.

И.Д. — Унификация «советского» — любимая игра отечественных либералов-консерваторов (хотя некоторые «культурные либералы» поднимают на щит 20-е годы — это в основном адепты «современного искусства», те, кто любит модернизм). Но единого Советского Союза исторически не было, объективно было три, а то и четыре Советских Союза — это были разные в социальном, ценностном и культурном плане явления.

Правящий сегодня в России класс является наследником СССР в двух ипостасях. Первая: они еще живые представители или потомки советской правящей номенклатуры. Выходцев из «низов» там не отыщешь. Если копнуть, то папа или дедушка — либо видный чекист, либо замминистра (как у Михаила Прохорова), либо преподаватель истмата и диамата. Причем к этой категории относятся наиболее радикальные сегодняшние «либералы», в том числе заявляющие о себе как об оппозиции Путину. Вторая: ценностно-постмодернистский ракурс — правящий класс берет от СССР (как и у имперской России Романовых) выгодные ему символы и знаки. «Знамя Победы», другие «великие завоевания (и жертвы)» и тому подобные скрепы. Или вот скоро Всемирный Фестиваль молодежи будет. Но всё это — имитация, они сами в это не верят; но это их символический капитал, позволяющий требовать им уважения от всего остального мира и сидеть на почетном месте в Совбезе ООН.

Но ни идея социальной справедливости, ни идея альтернативы капитализму путиноидам не интересна. А Сталин им нужен как символ и обоснование того, что репрессии и вообще закручивание гаек необходимы для построения сильного государства.

В.К. — Но это такой «Сталин-лайт», репрессии не массовые, а точечные — для того чтобы была дисциплина внутри самого правящего клана-класса, чтобы держать всё под контролем. Кроме того, массовые репрессии были нужны сталинскому режиму для того чтобы сформировать гигантскую армию бесплатного труда. Сегодня время другое, индустриализация не нужна(наоборот, заводы демонтируются, как было рассказано выше), добыча сырья налажена. Да и система почти бесплатного труда налажена — только наладили её не чекисты с наганами, а железные рамки неофеодального рынка: хочешь выжить, работай за пятак и там, где тебе укажут.

И.Д. — Миф «Путин — это Сталин сегодня» понадобился после кризиса 2012 года как важный элемент нового государственническо-консервативного мифа, когда была реанимирована линия «Иван Грозный-Николай Первый-Сталин-Брежнев-Андропов». А ведь уже Сталин никаким большевиком не был.

В.К. — Но эти разговоры об ужасах «неумирающего большевизма» преследуют и прикладную цель: убедить население в том, что любой бунт, любой протест влекут за собой только кровь и зло, поэтому сиди тихо и не рыпайся, какая бы несправедливость вокруг не творилась….

И.Д. — Массированная контр-революционная пропаганда, развернутая в 90-е, она настроенных действительно критически и оппозиционно демократов и либералов загнала в ловушку. Люди, вышедшие на Болотную, слова «революция» боялись. Сейчас, правда, часть несистемной оппозиции начинает понимать, что к чему — что нынешнее общественное гниение и людоедство власть предержащих хуже всякой революции. Но «оппозиционеры» системные, особенно «сислибы» в год столетнего юбилея еще более истерично проклинают 1917-й. Ну и то сказать: для потомков советских палачей и «философствующей» обслуги вроде Игоря Чубайса или инструктора райкома КПСС Игоря Яковенко это — метафизическое алиби, и не только для себя, но и для Бориса Ельцина, Егора Гайдара и Чубайса Анатолия.

Евгений Ихлов – Все новые и новые жертвы.

103 года назад российская армия агонизировала среди болот Восточной Пруссии. Солженицын вообще счёл катастрофу окружённых корпусов генерала Самсонова первопричиной падения монархии и большевизации страны.

Разумеется, страстотерпца Николая Александровича предупреждали о том, что итогом ввязывания во франко-германскую войну будет именно обретение им его нынешнего статуса, включая способность его бюстов мироточить.

Знаменитый меморандум Дурново, направленный императору в феврале 1914 (видел опытный сановник чего затевается, до всякого Сараево чуял), точно расписывает, что итогом войны будет революция, а итогом революции – перехват политической инициативы самым радикальным крылом социалистов. Это, кстати, к вопросу об исторической предопределённости победы большевиков.

Но у государя почти не было выбора – он понимал, что при мирном развитии событий уже осенью 1914 года, на крайний срок, весной 1915, он станет гвардии полковником запаса, которому будет разрешено в красивой старинной шапке, сверкающей как витрина салона Сваровски, открывать короткой речью заседания Думы, причём речь, ему, как и его двоюродному брату Джорджу будет выдавать для зачтения премьер-министр – из купцов-старообрядцев… Конечно, так же будет всячески приветствоваться личное присутствие на открытие нового автозавода «Руссо-Балта» в Москве или выставки «Русский супрематизм» в Эрмитаже. Причём, приветствование будет выражаться в увеличении бюджетных ассигнований на цивильный лист…

Война спасала самодержавие (пусть и на 2,5 года). «Крымнашизм» спас путинизм, поскольку успешная антикоррупционная революция в соседней стране стала бы слишком «дурным примером» для и без того недовольных подданных.

Но надо понимать степень цены, уплачиваемой за избавление (отсрочку) от самого страшного – революции, это – война. Великая война 1914 года.
Мировая война 1939, спасшая сталинизм от неизбежного падения в течении ближайших нескольких лет (невиданная во всех предыдущих гитлеровских походах встреча с цветами «германских освободителей» – это очень недвусмысленное указание на настоящее народное отношение к советскому режиму). Антиукраинская агрессия и Вторая Холодная война, сбившие протестную волну…

Однако Путин понимает, что спасённый им истеблишмент ещё не понял всю стоимость выкупа у истории его пустых голов и ненасытных пастей.

Как только окончательно определилось, что и Вторая Холодная (Украинский фронт) – это очень надолго, ибо провалились надежды на Трампа, и сирийская кампания – также на долгие годы, то Путину стало совершенно ясно, что в «гламурированном» виде, сочетающем и «область балета», и «ракеты» и «перекрытие Енисея», его режим более оставаться не может.

Постоянное неумолимое проседание экономики в сочетании с увеличением социального расслоения, от которого пытаются отвлечь военно-патриотической риторикой – это слишком знакомый и многократно пройденный странами и народам путь к революции. Последний пример того – участь СССР и протесты в Венесуэле.

Самая тонкая острота Пелевина (из «Вампира V») – это рассуждение отца главного героя, ушедшего от его матери и ставшего в романе респектабельным политологом, о том, что выход для страны во «вменяемых элитах». Просто видно, как он, допустим, на страницах «Газеты.ру» и «Сноба.ру» или закрытого ныне приложения «Коммерсантъ-Власть», в беседах на «Дожде» непрерывно как заклинание взывает: придите же, придите, о, вменяемый элиты…

Дело в том, что вменяемые при путинизме появится не могут… Как только, что-то такое начинает оформляться, как тут же – дело Гуриева («Большое дело» ЮКОСа), дело Коха, дело Белых, дело Улюкаева, дело Серебренникова, дело Алексашенко…. Чубайс, Кудрин и Греф – на задворках…

Путин не может заставить бенефициаров своего режима не вывозить из страны сотни и сотни миллиардов долларов и евро, обескровливая экономику, не строить дворцы и суперяхты, даже не позировать в ютубе без предательской белой полоски в углу стола в каюте яхты, даже не может осадить Ткачева, своими помидорными негоциями подвесившими стратегически важнейшее сближение с Эрдоганом…

Но своим беспощадным умом вождя-интуитивиста он понимает, что смириться со всем этим общество может только в атмосфере мрачного фанатизма. Устроив Серебряный век, нельзя было победить Второй рейх. А в духовном мире, созданном Эренбургом и Симоновым, Третий рейх победить было можно… При Таганке, «Современнике», ГАБТе и МХАТе, при Тарковском и Жванецком нельзя бы выиграть Первую Холодную войну…

Брежневская концепция нейтрализовать создаваемый «буржуазной пропагандой» зловещий образ Мордора – Коммунистической России балетом и романтическим кинематографом была отброшена. Восторжествовало иное – смердам: всё, что выше пояса – паранойя, ксенофобия и интеллектуальная аскеза. Ваша «Мекка» – остатки резервуара воды 10 века (на случай осады Херсонеса), выдаваемые за баптистерий.

Не зря арест Серебренникова символически совпал с уходом Юлии Липницкой из спорта… Ах, как это было трогательно и слезоточиво, почти как у Навки в укороченной до мини концлагерной робе, откатать на Мельдониевой Зимней Олимпиаде под саунд-трек из «Списка Шиндлера» – в то время как в Киеве шли сражения с «Беркутом», а генерал Дюмин раздавал последние указания перед вторжением на Крымский полуостров… И только Шендерович напрямую напомнил про Берлинскую Олимпиаду 1936 года. Это были последние попытки «гламуризовать» путинизм…

Однако, за прошедшие два года деятели культуры и даже чиновники от культуры подразмякли… Может быть действительно решили подготовится к новой дружбе с Америкой, кою полагается ошеломлять придворным балетом… Не осознали всех реалий.

Путин же отлично знает, что когда росгвардейцев пошлют давить демонстрантов спецмашиной «Щит», они могут это делать, отстаивая от «масонов» возвращённый патриарху Исаакий, но не Большой театр, где прославляют однополость…

Только война спасает путинизм от революции. А на войне должно быть единство фронта и тыла… Культура же должна сплачивать тыл, чуть перефразировав старое определение соцреализма, в «доступной для него форма». Бородатые воины, потрясающие ржавым железом; четверть роты, остановившая гитлеровский блицкриг; грустно-романтический принц на балу…

Александр Зеличенко – Шизофрения. Политическая.

Сегодня – о раздвоении. О том, как в человеке живут две субличности, не догадываясь о существовании друг друга.

Человек то такой, то такой. При этом его поведение оказывается лишено логики, логической цельности, что лишает его возможности жить в реальном мире и приводит в конце концов в больницу. Ну скажем, одна субличность – скупой, другая – расточительный. Часть времени человек зарабатывает, часть – разбрасывает заработанное. Или – то хитрый, то простоватый. Не прикрывающей простотой хитрость – это как раз свидетельство внутренней интеграции – а своей простотой свои же хитрости разоблачающий. Понятно, о чем речь?

А теперь вернемся к нашим баранам. Посмотрим с этой точки зрения на протест. На его отношение к революции.

Протест – я, естественно, не о красно-коричневой его части – человеколюбив и революций не любит. Так что кушать не может. Ну, там еще английские-французские – туда-сюда. Но отечественные – ни-ни… Кровь, гадость, жертвы… В общем – ни в коем случае!.. Что угодно – только не это!..

Всем революционерам памятники поломаем, всё переименуем, всё сотрём… Не было никакой революции, а было безумие, вывих, нелепый эпизод… И вообще это нам всё подбросили. В запломбированном вагоне. Вместе с немецкими деньгами. Жертвы – святые. Особенно – няшин. Разрушения старого – ну, там церквей и прочих конфеток-бараночек – форменное безобразие. Про остальные ужасы и разговора нет…

Отсюда и простой способ нами манипулировать. Что говорите: это дело к гражданской войне ведет? Нет-нет, если к гражданской, тогда не надо. Пусть уж лучше будет, как будет…

Ну, вот у нас и есть, как есть.

Всё это нормальные следствия нормального антикоммунизма. У нас с коммунизмом не одни эстетические расхождения были. Мы его на дух не переваривали. Думать о нем спокойно не могли.

И что? Правильно, конечно. Как его можно было переваривать? Никак нельзя было. Только вот насчет “думать” неправильно. Думать как раз было надо. Но – чего уж там – мы не могли. Противно было. Ну, и всякие другие причины… Мы и сейчас не можем.

В общем, нормальное отношение нормального человека к революции – полное и окончательное неприятие. И жажда реванша. Иначе говоря, нормальный человек по отношению к социалистическому периоду является нормальным реакционером. В словарном значении слова: “реакция – движение в направлении, противоположном предшествовавшему”.

Это одна сторона нашей общественной физиономии. Другая же – мы все, как один, прогрессивисты, все против существующего строя, и все за то, чтобы смести его. А как? Понятно любому – только революцией. Одни – Мальцев, Пионтковский, Гальперин, не считая совсем уж красно-коричневых – об этом говорят открыто. Другие не говорят вовсе, но сочувствуют. Потому что понятно – иначе никак. Сами не уйдут.

В общем, другая сторона нашей общественной физиономии – пламенные революционеры. Комиссары, понимаешь, в пыльных шлемах.

В этом и есть наша общественная шизофрения. И, естественно, она делает нас смешными и беспомощными. Более того, она помогает плодить реакцию в обществе. Присмотритесь: так ли велика разница между Няшей, Игорем Чубайсом и, скажем, Говорухиным? В оценках к настоящему они рознятся. Мать Родину сосут по-разному. А отношение к истории ведь фактически одно. Ведь этот так называемый путинский консерватизм, равно как вся сегодняшняя клерикальность – и в кадыровском, и в гундяевском, и в чаплинском вариантах – всё это ведь выросло из наших слёз по Москве златоглавой. Ведь как мы плакали по сорока сорокам! Ну, вот и выплакали себе обратно эти сорок сороков, то есть одну тысячу шестьсот церквей. Бойся исполнения желаний.

Нам необходимо понять несколько вещей.

Первая – невозможность легальной политической жизни. И поэтому полную бессмысленность решить что-то на выборах. Демократия наша суверенна, суверенова, а суверен наш плевал на все демократии. Ему только на свою суверенность не плевать. Так что смена суверенной демократии у нас возможна исключительно революционным путем. Как и их предшественники 100 лет назад, они будут продолжать строить плотину, чтобы река жизни их не смыла.

Вся наша беготня по судам, всё сучение ножками на выборах, все петиции, все коллективные письма, все пикеты – всё это не вполне бессмысленно. Всё это создает протестную рябь, всё это учит общество, что методы такие бессмысленны. Но по большому счёту всё это – просто способ канализировать собственную протестную энергию. Надо же что-то делать. А что – это уже не так важно…

Реальная альтернатива такой активности – создание альтернативного общества. Вождь мирового пролетариата когда-то говорил о партии, но это не должна быть партией. Нужно именно общество будущего. Сначала, естественно – зародыш. Но зародыш живой и способный к развитию.

Сегодня мы к этому не готовы. Значит, необходимо готовиться. Думать, пробовать, ошибаться, и снова думать и пробовать.

Вторая же вещь, которую нам жизненно необходимо понять, – это то, что октябрьская революция 917-го года была исторически неизбежной. Более того, и формы ее, с учетом состояния общества, с учетом уровня развития всего русского общества, каким этот уровень был в 1917-м году, были единственно возможными. И, конечно, ее исторический итог был в целом позитивным: к 87-му году мы получили общество совсем иных людей. В среднем гораздо более сложных и в среднем гораздо более культурных и более человечных, чем имели за 70 лет до того.

Оправдывает ли это коммунистические преступления? Ни на миллиметр. Преступления не имеют оправданий. Но сам факт преступления не должен слепить судей. Мы же позволили себе исторически ослепнуть. И поэтому сегодня оказались совершенно не дееспособны.

Сможем ли прозреть? Из пожилых – единицы. Но пожилые не вечны. Те, кто моложе, у кого нет личной, индивидуальной коммунистической психотравмы, будут видеть больше.

Александр Зеличенко – Чей Крым?

ЧЕЙ КРЫМ?
Это простейший вопрос. И именно по ответу на него видно, с каким сортом политика мы имеем дело: новым или с разновидностью старого.

Простейший и правильный ответ: Крым украинский, и его необходимо вернуть тем же росчерком пера, которым он был присоединен.

Признание всех актов по присоединению незаконными. Это раз. Наказание виновных. Это два. Компенсации пострадавшим. Это три. Раз-два-три. И история закрыта.

О формах наказания говорить не буду – эту тему у нас готовы пообсуждать не 86, а ровно 100 процентов населения. А вот о компенсации стоит. Причем, не о компенсации Украине – об этом нужно с самой Украиной договариваться, а о компенсации крымчанам, которые оказались втянуты в эту авантюру правительства РФ, поддержанную народом РФ.

Эта компенсация должна предусматривать для тех, кто очень хотел или хочет в РФ, возможность переселиться в город с аналогичными климатическими условиями. Скажем, из Сиферополя в Краснодар, а из Алушты в Анапу. Это первое. Плюс подъемные. Это два. Плюс компенсация за моральный ущерб. Это три.

Не хочет в РФ? Хочет остаться на Украине? Нет проблем. И здесь компенсация. Тысяч по двадцать долларов за каждый год, проведенный под оккупацией. Не нравится слово “оккупация”? Режет нежный слух? Хорошо – пусть будет на захваченной силой (вежливыми зелеными человечками) территории другой страны.

Ну, а для жертв репрессий (вроде Сенцова или многочисленных крымских татар) – соответствующие компенсации в размере, минимум, 100 тысяч долларов за год, проведенный в неволе.

Это – ответ “небутербродникам” и “защитникам крымчан”. Я с ними согласен – люди прежде всего. Прежде всего необходимо позаботиться о людях – компенсировать им ущерб от наших безобразий.

Источники компенсаций? Разные. Но, естественно, прежде всего – конфискованное имущество причастных. Причем, принадлежащее им не только юридически, но и фактически: всё то, что было зарыто по виолончелям.

Точка.

Почему это необходимо сделать? И почему это в той или иной форме придется сделать рано или поздно?

Сделать это необходимо не для Украины. Я не уверен, что Украине с истоптанным нами Крымом будет много приятней, чем без него. Мы тут вот Чечню завоевали, теперь тоскуем о Дудаеве и независимой Ичкерии. Сделать это надо для нас самих.

И не из-за санкций. А чтобы вернуть себе самоуважение. Жить, зная – кто зная в глубине души, а кто и на поверхности – что ты вор, плохо. Ничего хорошего с таким самосознанием сделать нельзя. Только гнить заживо. Чем мы, собственно, и заняты.

Выборов у нас нет. Есть муляжи. Но предположим, что были бы. Оттолкнет ли такая позиция избирателей или привлечет? Простите, оговорился. Правильно спросить так – оттолкнула БЫ или привлекла БЫ такая позиция, если БЫ у нас были выборы?

Думаю, что число тех, кого оттолкнула БЫ (а их, естественно, было БЫ много), все-таки было БЫ меньше числа тех, кого БЫ такая позиция привлекла БЫ. И вот почему.

Люди, кроме разве что совсем уж интеллектуально недоразвитых, устали от лжи. А то, что им постоянно врут, люди (за теми же исключениями) понимают хорошо. Но люди устали (хотя и поменьше) от тех, кто говорит про “не врать и не воровать”, а сам тем временем врать продолжает. А это, если не вся наша так называемая “оппозиция” (что системная, что бессистемная), то почти вся.

Альтернативой лжи может быть только правда. А правда не может быть чуть-чуть ложью. Здесь – как с беременностью. Противопоставлять тотальной лжи власти чуть-чуть ложь, “почти чистую правду” не продуктивно. Люди учуют запах лжи и зажмут носы. Они это и так уже делают.

Но разговоры про выборы – разговоры теоретические. Выборов в естественном понимании этого слова у нас в обозримом будущем не будет. И, посматривая на Навального, на его собеседников, на однопартийцев Касьянова и на массу иного народа с вожделением ожидающего конца путинизма – вроде Калашникова, или Квачкова, я не слишком этому огорчаюсь. Прямые и всеобщие, да еще и честные для нас, в нашем сегодняшнем состоянии ментальности были бы самоубийством: мы получим такую власть, что будем плакать о Жириновском. Впрочем – и о Навальном тоже. К счастью, ничего такого нам не грозит – нет выборов, и не предвидится.

Не о выборах тут речь. А о создании вменяемой и сильной альтернативы путинизму. А сила этой альтернативы может основываться только на сильной объединяющей идее. Идеей же такой может быть только правда. Правда обо всём. И о Крыме, как теме наиболее медийно раскрученной, прежде всего.

Правда же о Крыме проста. Мы его стянули. Банально стащили. Как бутерброд. И, как любые воришки, пытаемся доказать (себе прежде всего), что он наш по закону. По закону он не наш. Он краденный. А мы – воры. Вот такая правда. И то, что кто-то другой когда-то что-то украл, не делает нас честными людьми.

И жизнеспособное наше объединение (назовите его, если хотите оппозицией) может начинаться только с признания этой незамысловатой правды. Потому что, если мы и такую простую вещь признать не можем, продолжая напудривать собственные мозги, то как же мы с более серьезными историческим вызовами собираемся дело иметь?

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ” МАЛОРОССОВ” . Часть четвертая. Российский протест. Связанные одной цепью. Эпилог.

Любой человек, захотевший провести анализ состояния дел в российской оппозиции, дстолкнется с одним непреложным фактом. Все разговоры и споры записных оппозиционеров ведутся на тему – ” что будет после того, как власть попадет к нам в руки”. Все вопросы о том, почему это, собственно, она, эта власть, должна упасть к ним в руки – считаются неприличными и вызывают раздражение. А вопрос – ” КАК” – вообще вызывает сонливость. Причин этому положению дел много – это и отсутствие реальной национальной элиты и результат деятельности советских и российских спецслужб в среде интеллигенции и отсутствие как таковой русской нации, осознавшей свои интересы и чья цель существования подменена имперскостью, а национальные интересы – шкурными интересами кучки фашиствующих подонков.
Но, как нас учит голливуд – всегда есть подвох. )) В данной ситуации, подвох заключается в том, что как обычный суицидальный маньяк нынешний кремлевский фашизм сам подсказывает метод своей аннигиляции. Суицид проявляется во всем – в пропоганде от ТВ, звучит со все трибун и во всех ток – шоу. Какие же компаненты лекарства от гибридного фашизма по кремлевски? Перечислим их –
1 – Наличие успешного и крепкого украинского государства, осознавшего свои интересы на российском направлении.
2 – Коорднационная деятельность США по контролю за санкциями, против нынешнего российского государства и их усилению
3 – Военно – политическая активность союзников, пресекающая агрессивность фашистского синдиката в Кремле и приводящая к его прямому поражению.
4 – Формирование ответственной и реальной российской оппозиции, взявшей курс на создание альтернативных органов самоуправления, имеющей базовую основу альтернативного же правительства и – действующие органы за пределами возможностей нынешнего режима в Кремле.
5 – Создание альтернативного информационного поля в России.
Это пять компонентов 100% лекарство против фашистско – большевистской чумы. Но сами по себе – они еще не являются лекарством. Необходима связующая среда, которая сделает из них убийственный для рашизма препарат. Эта среда – фактическая, стратегическая и тактическая связка украинской государственности и российской оппозиции. Только эта среда способна решить основную проблему двух некогда братских народов – создание демократических государств в России и Украине и обеспечение процветания их народов. Для уешного воздействия на болезнь у этого лекарства есть все. Общая история, понимания особенностей менталитета, отсутствие языковых границ и четкое понимание ситуативной справедливости. Мантры рашистской пропаганды о ” едином народе” и истеричность по поводу укрепления украинской государственности только тогда становятся понятными, когда вы принимаете эту концепцию. Кремляди знают – где прячется ихняя смерть. Как это осуществить реально – обсудим позже. ДА БУДЕТ ТАК.

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ” МАЛОРОССОВ”. Часть четвертая. Российский протест Связанные одной цепью. ( продолжение)

Итак, первый вопрос – что же может противопоставить российская оппозиция фашистскому синдикату, захватившему власть в Кремле?
1 – качественный состав участников.
2 – жесткую самоорганизацию и самодисциплину.
3 – поддержку мирового сообщества.
4 – опору на союзников.
5 – четкую альтернативную картину будущего страны
6 – ясный для каждого план действий.
7 – альтернативные органы самоуправления, включая и охранные структуры.
8 – действенные и свободные от агентов влияния режима общественную и политическую организации.
9 – сформированное, альтернативное и объективное информационное пространство.

Как этого достичь? Ведь по сути – в перечисленных пунктах нет ничего невыполнимого.

1 – основной практический вопрос – кадровый. Главным источником и генератором организационных процессов должен стать небольшой, но проверенный и взаимодоверительный коллектив, который взял бы на себя формирование кадрового состава участников направлений деятельности. Этот коллектив должен обладать методикой выявления агентов чужого влияния и следовать всем понятным правилам. ” Предохранителем” для такого организационного центра должно стать неучастие партнеров в публичной политической деятельности.
2 – Центральный Совет ( так назовем это образование) должен предложить участникам проекта структуру, правила ” игры”, направления деятельности и обязательно – этический кодекс и жесткий внутренний устав, который бы отсекал и ” глушил” любую интригу.
3 – Данное образование должно четко осознавать ограниченность в возможностях внутри страны влиять на режим. Посему – необходимо четко определиться в главных союзниках. Естественным союзником российского протеста выступает украинское государство. Именно и в России и в Украине должны быть сформированы альтернативные органы самоуправления, дополняющие друг друга и отвечающие за конкреные направления деятельности.
4 – Обязательным условием участия в проекте – должно стать активное участие в информационной деятельности, которая доджна опираться на площадку интернета и печатных органов. Именно создание альтернативного информационного поля, должно стать основой деятельности внутри России.
5 – Будущий ” центральный совет” должен иметь возможность предложить участнику либо общественную деятельность либо политическую, коллеги должны иметь выбор, исходя из возможностей идти на определенные риски.
6 – Обязательное создание российского сайта по типу ” миротворца”, где будут накапливаться персональные данные лиц, поддерживающих фашистский режим в стране. Ответственность за преступления режима должна быть персонифицированна.
7 – Должен быть сформированы детальная ПРОГРАММА и ПЛАН ДЕЙСТВИЙ. Публично.Каждый участник, при вступлении в проект должен письменно согласиться с основными постулатами ПРОГРАММЫ.
8 – В организационной работе на всех уровнях – отказ от принципа массовости в пользу качественного состава.
9 – Любая финансовая, либо хозяйственная деятельность должна вестись публично и открыто. Еженедельная отчетность.
Продолжение следует.

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ” МАЛОРОССОВ” Часть четвертая. Российский протест. Связанные одной цепью.

В этой части мы ответим на вопрос – какой путь существует для победы российской оппозиции над фашистским синдикатом, узурпировашим власть и захватившем государство в полном объеме. Чтоб дать ответ на этот вопрос, мы прежде всего должны объективно проанализировать сложившуюся ситуацию….без иллюзий, но и без истерики. Начали :
1 – Российский протест должен осознать и принять, что существует в фашистском государстве со столетней историей отработки методики манипулирования общественным сознанием населения, с большим процентом нравственно надломленных людей старшего возраста и мощной социальной прослойкой информаторов и агентов влияния режима во всех слоях населения. В этом – уникальность и основная сложность ситуации.
2 – Нынешний режим является преступным по международным и российским законам, что не оставляет никакой возможности на цивилизованную его замену.
3 – Никогда фашисткий режим не был сменен исключительно усилиями “изнутри”.
4 – Политическая ” поляна” на данный момент зачищена полностью и без какого – либо исключения, на ней остались только контролируемые ( в разной степени) фигуры. Сейчас она расчищена под Явлинского и Навального. Их невнятная или оправдывающая режим позиция по Крыму – главный индикатор и отработка лояльности, позволяющая им находится на этой “поляне”.
5 – Лицемерная позиция – не является дипломатией – это показатель зависимости конкретных персон от правящего режима. Нельзя быть подлецом в одном вопросе и приличным человеком в другом. Репутация – главный показатель и характеристика политика.
6 – Международное сообщество не свергает режим, оно создает предпосылки для его ухода.
7 – РФ не воюет с США. РФ – воюет с Украиной и с сирийской оппозицией.
8 – Главная метода ” борьбы” фашистского синдиката, захватившего Кремль – это экспорт коррупции, подкуп политиков и безнесменов, диверсионая деятельность и террор на территории предполагаемого противника. То же касается и оппозиции.
9 – Основа и стержень любой деятельности фашистского синдиката – информационная агессия, искажение реальности, очернение противника и информационный контроль над собственной территорией.
10 – Поддержка всеми возможностями сакральности власти, всеобъемлющий милитаризм и “победобесие” в каждой военно – политической ситуации.
Итак – что же делать в этой, на первый взгляд, безысходности?
Прежде всего – принять сложность и уникальность ситуации, где фашизм причудливо сплелся с большевизмом. )
Найти и вычленить болевые точки и слабые узловые места нынешнего политического режима. Понять – что же для него является фатальным и чего он боится более всего. И прежде всего дать ему точное определение. Это направляет аналитическую деятельность в нужное русло априори. И с этим определением должны согласиться все здоровые политические силы и группы, готовые трудиться в этих сложных условиях. Это – будет индикатор и заявление о серьезных намерениях. Каков план деятельности может быть у таких объедененных групп – рассмотрим чуть позже.