Архив рубрики: ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТПОР

В этой рубрике мы публикуем все материалы, отражающие реальную картину событий, и комментарии к ним. Однажды государственная ложь иссякнет, место пропаганды снова займет информация, до тех пор мы будем одним из островков правды в мутном потоке лжи.

Андрей Таран – О НАЦИОНАЛЬОЙ ГОРДОСТИ ” МАЛОРОССОВ”.Часть третья – Украина – “понад усэ.”

В первую очередь хочу напомнить всем украинцам – а это пост посвящен им. – что имея на востоке неадекватного соседа с фашистским синдикатом во главе – мы гарантировано потеряем достойное будущее и национальную идентичность – если не укрепим и не сохраним свое национальное государство. Это введение. Теперь о том, что нужно осознать как непеложную истину. НЕТ ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ РУССКО – УКРАИНСКОГО КОНФЛИКТА. Причина тут проста – фашисткий синдикат в Кремле справедливо считает, что само существование независимого украинского государства – это их отсроченная смерть и им никак нельзя допустить укрепления ВСУ, что приведет к неминуемому поражению. Вопрос развития экономики Украины их волнует в большей степени в сфере ВПК, так как вариант положительного примера в сфере предпринимательства и развития потребительского рынка, с примером примущества демократии, их мало заботит, ввиду абсолютно пренебрежительного отношения к российскому ” плебсу”. Логика двусторонних отношений с Украиной проста – это логика ведения перманентной войны по всем направлениям…и пусть вас не обманывет ее гибридная суть – она ведется ежедневно любыми доступными средствами – идеологическими, диверсионными, экономическими, дипломатическими , политическими и военными – и будет вестись до логического конца – либо победного, либо летального. Я кстати, абсолютно согласен с их логикой выживания. Животным чутьем – а по сути они и есть – больные животные – эта нацистская публика чувствует откуда придет неминуемая смерть. Так чего же боятся рашисты ( мой пост несколько месяцев назад) и на что нужно обратить внимание украинцам для достижения полной и необратимой победы над фашистским режимом в Кремле?
1 – Обязательная работа над ошибками с последствиями для допустивших ” эти ошибки”. Это будет иметь необходимый воспитательный эффект для нынешней привластной тусовки. Все кравчукикучмыющенки и не только янукович – должны получить должную оценку их усилий, как государственных деятелей с ясным анализом того – что и почему было сделано или не сделано.
2 – Поминутный и пофамильный разбор оккупации Крыма и интервенции на Донбассе в рамках детального уголовного расследования с анализом причин, приведших к этому и с конкретыми виновниками.
И первый пункт и второй – должны быть исполненны максмимально публично, с доведением результатов до КАЖДОГО ГРАЖДАНИНА УКРАИНЫ. ( это должно стать публичной пропагандистской акцией) .
3 – Группа общественных аналитиков, избранная путем голосования в ФБ, к примеру, и с привлечением максимального количества общественных организаций, должна в предвыборный период провести анализ деятельности президента Порошенко и ВР, в том числе и в военной сфере, с выводами и рекомендациями. Могу прогнозировать, что та политическая сила, которая сможет организовать такой процесс – честный и максимально объективный – победит на текущих выборах.
4 – Необходима широкая коалиция национально ориентированных сил, способная сформировать четкий и ясный план дальнейших практических действий, и способная донести его , после публичного обсуждения – до каждого гражданина страны.
5 – Вся военная состовляющая украинского государства должна ежедневно совершенствоваться, понимать и знать – что конкретно каждому нужно делать при гарантировано обострившейся ситуации и ежесекундно отдавать себе отчет – что идет жестокая война, где на кону – само существование украинской нации. И требование сегодняшнего дня – украиский генштаб доджен уйти от исключительно оборонительной доктрины. С ее помощью – невозможно отстоять независимость Украины в сегодняшней обстановке и те, кто не способен этого осознать – должны покинуть руководящие посты.
Пусть простят мои ” масштабные советы” земляки, но я продолжу далее, так как считаю, что предыдущие 5 пунктов – это лишь половина дела. Без второй половины – вышеперечисленные меры – не дадут должного результата и связаны они – прежде всего с кадровым вопросом, ведь значение личности в истории – еще никто не отменил.
6 – Формировние плана по улучшению военно – политической обстановки по границам страны ( как пример – недальновидная и нерешительная политика в отношении приднестровья и Молдовы – как естественного союзника – может привести к появлению недружественного режима в тылу и ухудшить военную – политическую обстановку – что в условиях идущей войны – выглядит как предательство, откровенная стратегическая глупость и организационная недееспособность.)
7 – Во внешней политике должен быть жестко поставлен вопрос о выполнении обязательств ООН и стран гарантов – о деоккупации территорий, захвченных Россией и при невыполнении этих обязательтств в обозначенный срок – восстановление ядерного арсенала.
8 – Публичное и жесткое проведение реформ, необходимых для деолигархизации общества и победы над системной коррупцией ( легче восстановить ядерный потенциал))
9 – Формирование плана , предусматривающего деятельность украинского государства на политическом и идеологическом поле противника – включающего в себя системную контрпропагандистскую работу, работу с украинской диаспорой и российской оппозицией. ( и те, кто говорит , что это невозможно – или некомпетентны или выполняют определенную работу.)
На последнем пункте хочу остановится подробнее, но перед этим дожен высказать свое мнение. Мало озвучить все то, что перечисленно. Необходимо поставить должных ” делателей” на эти направления, ибо ” КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ” . Считаю, что имею право высказаться по этому вопросу. Думаю, что на данный момент есть несколько персон, организаций и социальных групп, способных выполнить эти пункты. Это такие как – Саакашвили, со своей новой политической силой, Турчинов, группа комбатов – добровольцев, Самопомощь , Свобода, УКРОП……….и это не все. Надеюсь – так оно и будет, ведь этого требует сам ход жизни. Но – вернемся к 9 пункту. Подвох в том, что слабое место нынешнего режима – это как раз то, чем он сегодня пытается уничтожить, путем дискредитации, сам принцип демократии, ведь он для него фатален. Это спецпропаганда ( проще – лживая пропаганда). Проблема в том, что кроме украинцев, которые ментально близки россиянам, имеют языковое сходство и обладающие повально двуязычием, имеющие огромную диаспору в России и непрерываемые родственные связи, которые активно вовлечены в оппозиционную деятельность – никто не сможет победить это зло, основанное на детальной методике, отработанной уже столетием ее использования.Считаю – что деятельность в этом направлении – стратегически и критически важна, без нее невозможно нейтрализовать мобилизационный ресурс кремлевского режима, поддерживаемый малообразованными и нравственно искалеченными слоями населения и окончательно победить фашисткий синдикат, узурпироваший власть в Кремле. Как это сделать – рассмотрим в следующей части. Не расслабляйтесь. ))) Продолжение следует.

Андрей Таран – О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ” МАЛОРОССОВ” Часть вторая – Кремль. Власть подонков.

Так что же все- таки такое – нынешняя российская власть? Какова ее структура? Чего она ( власть) хочет и чего боиться? Что вообще – она из себя представляет? И чего от нее ждать?
Проблема в том, что на протяжении нескольких месяцев, мы – участники ДВИЖЕНИЯ – ГРАЖДАНСКИЙ СОВЕТ, пытаемся дать исчерпывающее определение нынешней политической системе……и не можем его оформить. Ведь реально – то, что находится в публичном пространстве – не является ее ( политической системы) руководящими органами. Ни советы депутатов, включая Думу, ни руководители министерств и ведомств – не влияют в декларируемой мере, на обозначенные для них конституцией, сферы политической системы. Как следствие этого – деградация и коллапс без исключения всех государственных институтов….за исключением воюющей армии, всеобъемлющей системы пропаганды и тех ведомств правоохранительной системы, которые подавляют протестные настроения в обществе. Вся это конструкция – более напоминает феодальное государственное образование, чем обозначенную на бумаге демократическую республику. Перед нами однозначно – гибридный вариант фашизма, который требует детального анализа и точного определения. Только поняв и обозначив суть врага – его можно победить – именно в этом сейчас основная проблема протеста. Нужно изучить и знать досконально то, с чем вступил в противоборство, если конечно – собрался одержать победу. Посему – мы не будем сейчас давать неточные определения – мы перечислим видовые черты и методику функционирования данного государственного образования.
1- Коррупция – как стержень функционирования системы. Формирование и поддержка коррупционной надгосударственной системы внутри страны и экспорт ее за рубеж.
2 – Корпоративность – основа жизнедеятельности кремлевского синдиката. Насаждение правила поведения по коду – свой – чужой.
3 – Антинародность государства. В стране нет единой нации – есть социальная группа выгодоприобретателей от фашизма и весь остальной ” плебс”, за исключением правящей не многочисленной группы.
4 – Спецпропаганда – как методика манипуляции общественным сознанием, искажения реальности, нагнетания милитаризма и негативного отношения к ” внешнему ” миру. Нацизм.
5 – Контроль над ресурсами и финансовыми потоками. Ликвидация саободного предпринимательства – как основы реального среднего класса. Экстенсивность как характерная черта развития экономики.
6- Миллитаризм и империализм во внутренней и внешней политике, направленный на подчинение и захват ( территориальный или экономический) новых территорий – как возможность получения финансово – политических активов.
7 – Несменяемость политической власти и декоративность “избирательной системы”.
Это – в общих чертах. Теперь риторический вопрос. Чего может бояться обозначенное государство? Перечислим.
1 – Положительного примера свободного демократмческого общества.
2 – Успешного примера государства с экономикой свободного рынка и предпринимательства, где основа общества – средний класс собственников.
3 – Группы людей, объединенных каким либо признаком, либо организованной группы людей – противостоящих спецпропаганде.
4 – Военно – политического поражения, разрушающего сакральность власти.
Так чего должны больше всего бояться в Кремле? Конечно же Украину, ее крепнушую государственность, экономику и армию, ее возможность положительного примера доя русского народа и возможность оказать ему реалную поддержку в противостоянии с узурпировавшей власть кучки фашистов. Времени для кремлядей ” решить” эту основную и фатальную для них проблему- мизер. На это – на нигиляцию украинской государственности- брошены все оставшиеся силы. Что же делать украинцам в данном прессинге, по нашему мнению? Об этом – в следующей части. СПОКОЙНОЙ НОЧИ. Продлжение следует.

Заир Смедляев – Урок истории.

В этот день 1711 года, плененый крымскотатарскими воинами Петр Первый, именуемый в тюрском мире, как «Дели Петро», обращается с мольбой о пощаде к турецкому Султану.
Позже он будет выкуплен боярами по его весу чистым золотом, а так как их жадность преобладала над всеми остальными понятиями начались торги, мы же, мол, выкупаем царя, а не его одежды, тогда было принято решение забирайте его без одежды. После подписания Прутского мирного договора, он голым и был освобожден из плена, ведь бояре на одеждах сэкономили.
Возможно, что этот факт и лег в основу «Табачного капитана» и сказки «о новом платье короля».

Андрей Таран – О национальной гордости ” малороссов”. Часть первая – Прямая военная угроза.

Итак- Украина упразднена. Украинцев – не существует. Это озвучено смешным персонажем, исполняющим не смешную роль и не имеющим никакой значимости не в человеческом плане, ни политическом, откровенно недалеким носителем низкой социальной нравственности на побегушках у фашистского синдиката в Кремле. Статус “фашистов” – теперь неоспорим- и заслужен полностью. Ведь ни у кого не возникает и тени сомнения, что сам по себе г-н Захарченко не осмелится и прокукарекать утреннюю побудку. Тогда что получается -в Кремле массовое помешательство? Эпидемия кретинизма? Лично я – далек от этой мысли и предлагаю проанализировать этот бред максимально детально. Для этого нам нужно ответить на два вопроса – Что дает Кремлю номинальная смена статуса квазигосударства на оккупированной территории и каковы, в связи с изменением риторики – перспективы дальнейших действий.
Что получит Кремль:
1- уход от выполнения минских соглашений и в частности – от передачи границы под контроль Украины.
2 – уход от прямой ответственности за дальнейшее развитие событий на востоке Украины.
3 – возможность фейковой легитимизации этого квазигосударственного образования с помощью Януковича, Азарова и членов ” оппоблока”.
4 – помогает представить дальнейшую интервенцию в Украину – как гражданскую войну.
5- дает возможность смены лиц в руководстве ОРДЛО и зачистки ненужных исполнителей и свидетелей.
Это основные бонусы. Есть еще менее значимые, но сейчас мы их рассматривать не будем.
Каковы же планы Кремля, в связи с изменением статус – кво этих марионеточных территориальных образований? Не мудрствуя лукаво, они реально озвучены Захарченко и скорее всего – это его лебединная песня. Почему я серьезно отношусь к сказанному этим явным дегенератом ? Поясню. Убеждают в серьёзности намеренний внешнеполитический и внутриполитический факторы российской политики. То бишь – их глубочайший кризис. За последние годы, с момента оккупации Крыма, политическая ситуация и во вне страны и внутри – стала катострофическая. И все это многократно усиливается санкционной нагрузкой, растущей с завидным постоянством. Подвох в том, что пути решения проблем, в обоих направлениях пересекаются на Донбассе. Решить их можно двумя путями – это выполнением минских соглашений – тогда зачем нужны эти ” движения”………… и устранением основы этих проблем – украинской государственности – тогда озвученная глупость обретает практический смысл. Да – речь идет о прямой и недвусмысленной военной угрозе. Я бы стал готовиться к ней – еще вчера. По логике событий и по характеру спецпропаганды, можно с уверенностью утверждать – начнется она с провокации, схожей по смыслу с провокацией 39 года на германско -польской границе. Надо осознать – что само существование Украины, как независимого государства, по мнению кремлевского руководства, является угрозой их существования. Почему это так – мы рассмотрим в следующей части этого поста. СПОКОЙНОЙ НОЧИ.

Ихлов Евгений – Заврались.

“Минское” урегулирование невозможно просто, потому что Путин не может признать нарушения международного права в виде ввода интервентов в чужую страну.

Любое мирное урегулирование означает необходимость вывода иностранных войск. Но начать вывод – это признать их наличие. В Кремле помнят политическую катастрофу для СССР после признания размещения ракет на Кубе.
Даже договорившись, что мирный процесс и выборы начнутся до окончательного вывода оккупантов, всё равно будет необходимость зафиксировать их нахождение в казармах и в полевых лагерях.
Более того, необходим будет международный контроль за безвылазностью оккупационных гарнизонов. А это уже – юридическая констатация оккупации, которую так старательно ждут украинские представители в международных судах и в ООН.
Эрэфия не может отказаться от констатации принадлежностью ОРДЛО к Украине.
Поэтому невозможно внятно объяснить, почему выборы в новые органы власти не должны проходить по украинским законам и почему невозможен международный мониторинг украинско-российской границы.

Даже если будет создана компромиссная форма выборов, например, только мажоритарная схема, исключающая участие партийных списков, но выдвижения партийных кандидатов и появления представителей украинских партий избежать будет нельзя. Но первое же появление жовто-блакитного прапора на территории ОРДЛО наглядно объяснит самому глупому – их отдают Киеву. Что означает смену модели лояльности приспособленцам (как всегда – большинство) и немедленное обрушение всей системы власти.

Если “ихтамнетов” вывести превентивно, то, во-первых, массированный вывод будет зафиксирован технически и станет доводом в доказательство агрессии, а, во-вторых, вся марионеточная властная инфраструктура, узнав о выводе войск, кинется вдогонку, жалко подвывая: я же ваш – буржуинский! (достаточно вспомнить агонию советской власти ровно 76 лет назад при продвижении вермахта).

В результате Путин попал в юридическую западню, при которой нельзя заключить мира, не признав войны.

Украина же, дождавшись эвакуации “ихтамнетов”, может ставить всё новые и новые условия, потому что вернуть уже будет невозможно. Например, при разногласиях с Египтом, Израиль мог грозить приостановить вывод войск с Синая (что удерживало Каир от выражение неудовольствия израильскими операциями в Ливане и ударов по Ираку), но нельзя грозить приостановкой отвода частей, которых нет…

Андрей Таран – о характере момента.

Чем же характеризуется нынешняя общественно – политическая ситуация в стране? На переднем плане три основных производных.
1- массовые протесты и недовольства граждан запредельной коррупцией в стране. Тут главный ньюсмейкер – конечно же господин Навальный.
2- московская реновация. Тут правит бал неадекватная и бестолковая нынешняя власть и московский люд – собственники “хрущевок”.
3 – неуклонно уходящая в негатив для РФ военно – политическая ситуация.

Есть еще три хронических направления в ухудшении общей ситуации – это надвигающаяся катастрофа в экономике и связанная с этим направлением, проблема с ” платоном” и дальнобойщиками, но эти две производные, сейчас ” играют на перспективу”. Сирийская же проблема останется вялотекущей до момента скоординированности арабских стран в этом вопросе, и судя по быстрой и жестской реакции по теме Катара – быстрый и бесславный конец рашистского контенгента в Сирии – не за горами.
Как же эти три основных производные, формирующие сейчас общественно – политическую ситуацию, будут оказывать влияние и какие у них “перспективы” на ее изменение?

По первому пункту все практически ясно, кроме самой личности Алексей Навального. Антикоррупционные выступления – это начало новой, заведомо усиливающейся волны протеста. Протеста уже осмысленного и потерявшего свою первоначальную наивность. Именно поэтому – он вызвал столь явную истерику у основных спецпропагандистов режима, включая и Соловьева. Эти выступления граждан четко показали исчерпание актива манипуляции сознанием спецпропагандистской машины красно -коричневого режима. Если подвести итог под этим пунктом, то можно сказать кратко – началось формирование революционного класса в стране. И в этом аспекте – этот пункт в текущей повестке будет постоянным и выполняющем позитивную функцию в изменении ситуации в стране.

Второй пункт – я бы отнес к тому фактору, который способен дискредитировать протестные усилия. Поясняю почему. Для этого нужно расписать все положительные и отрицательные моменты, которые несет в себе реновация для граждан.
Итак – положительные аспекты
– возможность решения проблемы аварийного состояния “хрущевок” и исчерпания гарантийного срока их эксплуатации. Это – серьезная проблема и теоретически – эта программа должна ее решить.
– возможность улучшения своих жилищных условий значительной части москвичей.
– спасение строительного рынка (хоть и предельно коррумпированного, но дающего определенный обьем занятости.
Отрицательные аспекты
– остаются вопросы у ряда собственников, живущих на сдаче жилья ( этих самых ” хрущевок “)
– остаются вопросы к перезаселенности и экологии.
Причем по этим отрицательным моментам могу сказать – нынешняя власть мерзка и антинародна – но не суицидна. Они будут стараться не злить людей и держать ситуацию под контролем и тому доказательство – нарисовавшиеся руководители гражданского недовольства в лице г- на Митрохина и К, задача которых может быть только одной – утилизировать протестные тенденции.
Исходя из расклада по второму вопросу становится ясно, что этот ворос не несет в себе протестного потенциала и может послужить смысловой ловушкой для дискредитации протестного движения.Надеюсь – мало мальски адекватные представители протестной тусовки это осознают.

Третий пункт. Я считаю его основным,так как и ранее утверждал и утверждаю сейчас – обьединение усилий российской оппозиции и украинского государства – необходимое и достаточное условие уничтожения нынешнего фашистского режима в Кремле. Но это дело осознания и приложения усилий. Сейчас же ситуация такова- формат АТО в Украине будет закончен. Последние действия президента Порошенко показыаают, что нынешнему руководству не остается никаких вариантов, кроме активизации военных усилий на Донбассе, иначе следующие выборы будут этой командой однозначно проиграны. Украинское общество созрело к зачистке Донбасса от рашистской нечести силовым путем. Именно в этом направлении будет действовать нынешняя и любая другая команда в Украине. Для подготовки этих действий, на эти выходные, обозначена встреча Трампа и Порошенко. Это создает отличный фон для госдепа в плане формирования тех предложений Путину, от которых ” нельзя отказаться”, иначе двухсторонний союзнический договор между Украиной и США – не замедлит себя ждать.в этом ключе и высказался Рекс Тиллерсон,когда сказал,что США будут приветствовать договоренности ” вне Минска”,если они послужат деэкскалации конфликта. А что же кремлевская крыса? Каков расклад для нее? Если считать нынешнего президента РФ психически вменяемым персонажем.то для него необходим любой вариант выхода из Донбасса, который сохранит хоть в какой то мере ему “лицо”. Ведь только его добровольный уход с оккупированной территории даст возможность удержаться в кресле президента г- ну Порошенко,что продлит существование его режима еще на какое то время. Любой другой расклад – приведет в кресло президента Украины Михаила Саакашвили,что превратит остаток его существования в кошмар наяву.
Итак,у российского гражданского общества в ближайшие дни будет шанс определить реальное психическое состояние человека, который считает себя ихним президентом. Не думаю, что кремлевская крыса обрадует граждан своей проклюнувшейся вменяемостью. Судя по ” прямой линии ” с ним, прошедшей 15 июня – болезнь перешла в стадию неизлечимых и скорее всего – больное животное потребует усыпления. Но даже отрицательный результат – это результат. Он расставит все точки над “i”, ведь в любом случае – ужасный конец лучше – чем бесконечный ужас. АМИНЬ.

Игорь Эйдман. Фашизм XXI века

Фашизм – болезнь незрелой демократии. Многие европейские страны “переболели” им вскоре после разрушения традиционного сословного общества, когда молодые, еще неустойчивые демократические институты не выдерживали натиск реакции на модернизационные процессы. В первой половине XX века так случилось в Германии, Австрии, Италии, Испании, Румынии, Венгрии, Португалии и т. д.

Развитие политической демократии остановилось в России после установления большевистской диктатуры. Тогда страна пошла по пути псевдокоммунистического эксперимента, превратившего ее в подобие восточной деспотии. После краха этого проекта состояние российского общества практически вернулось к той точке, с которой он начался. Социально-политическая система посткоммунистической России оказалась примерно на уровне среднеразвитых европейских стран второй четверти XX века. Так же, как и они в прошлом, Россия столкнулась с угрозой фашизма, которым не успела переболеть, потому что реализовала другой тоталитарный, большевистский сценарий развития.

Многое в истории Германии 1918–1938 и России 1991–2015 годов совпадает. Это не случайно и обусловлено близким уровнем социального развития стран, благоприятным для формирования режимов фашистского типа.

Германия 1918 – Россия 1991

Поражение в войне (в Первой мировой – Германии, в холодной – России), потеря территорий, крах колониальных империй, ощущение национального унижения, легенда об ударе в спину со стороны антинациональных либеральных сил внутри страны, стремление к реваншу.

Веймарская Германия – Ельцинская Россия

Резкое падения уровня жизни широких слоев населения, гиперинфляция, перманентный экономический, политический и нравственный кризисы. Разрушение системы традиционных ценностей, коммерциализация жизни.

Разочарование в демократии, дискредитация демократических ценностей и институтов. Популярность реставраторских (монархии в Германии и социализма в России) настроений. Эгоизм правящей и собственнической элит. Перманентная угроза системе слева – со стороны коммунистов и справа – со стороны националистов.

Восприятие значительной частью общества и элиты демократической системы как чуждой и вынужденной. Ядро элиты остается в Германии монархическим, а в России – советским и относится к демократическим процедурам как к бессмысленному фарсу.

Приход Гитлера и Путина к власти

Диктаторов к власти привели крупный бизнес и буржуазные политики. В Германии: Шахт, Крупп, Тиссен, Папен и т. д. В России: Березовский, Абрамович, Чубайс, Волошин и т. д. Власть диктаторам передал престарелый и больной глава государства по наущению окружения и членов своей семьи. Гитлеру – Гинденбург, Путину – Ельцин. Интересно, что важные роли в этом сыграли сын Гинденбурга и дочь Ельцина. Главной причиной поддержки германскими и российскими олигархами будущих диктаторов было стремление к сильной власти, способной защитить их капиталы и привилегии от возмущенного народа, коммунистов, хаоса и нестабильности. И в том, и в другом случае надежды оправдывались лишь поначалу, многие олигархи оказались горько разочарованными. Истории Тиссена и Березовского очень похожи.

Установление фашистского режима

Здесь мы видим существенную, правда, количественную, а не качественную разницу. В Германии фашистский режим установился меньше чем за год после прихода Гитлера к власти. В России этот процесс идет уже 15 лет и еще не завершился. В этом играют роли личность диктатора и культурная специфика страны. Путин, в отличие от Гитлера, пришел не из публичной политики. Отсутствие подлинной популярности и политических навыков не позволили ему быстро сконцентрировать в своих руках диктаторские полномочия и мобилизовать общество для осуществления фашистского по сути проекта. Однако и Сталин потратил 15 лет на строительство террористического режима абсолютной власти.

Однако, как говорится в известной пословице, “русские долго запрягают, но быстро едут”. Процесс фашизации страны резко ускорился в 2014 году, когда Путин почувствовал, что достаточно силен для такого эксперимента. Захват Крыма сделал его настоящим публичным политиком, “фюрером нации”, способным сделать с ней что угодно, подвигнуть ее на любые авантюры.

Гитлеровский (до 1939 года) и путинский режимы

Крах Германской и Советской империи воспринимается диктаторами как “крупнейшая геополитическая катастрофа” (Путин о распаде СССР). Основная цель их политики – реванш за поражение предшественников в “противостоянии с врагами” на международной арене, восстановление былого статуса обоих стран как сверхдержав в их “исторических границах”.

Следствие реваншизма – агрессивная аннексионистская внешняя политика. Оправдать ее диктаторы пытаются с помощью идеи объединения: всех немцев в одном государстве или всех русскоязычных в рамках “Русского мира” под покровительством России. Первые жертвы – соседи, земли которых были раньше частью разрушенных империй под управлением немцев (русских): Австрия и Чехословакия для гитлеровской Германии, Грузия и Украина для путинской России. Характерно, что сегодня, как и во времена “мюнхенского сговора”, демократические европейские страны ведут политику умиротворения агрессора.

В экономике обоих стран установлена система государственно-монополистического капитализма. Государственная бюрократия осуществляет жесткий контроль над бизнесом. Власти диктуют свою волю выдрессированному ими крупному капиталу через “Генеральный совет германской экономики” или периодические совещания олигархов у Путина. Крупный бизнес и политическая элита срослись. По сути они – единое целое.

В обеих странах установлено авторитарное господство “национального лидера”. Разделение властей, выборы и реальная многопартийность фактически уничтожены (при Гитлере официально, при Путине де-факто). В отношении остатков оппозиции ведется политика запугивания и террора (при Путине пока точечного). Огромное влияние в обществе имеют спецслужбы.

Основные СМИ ведут правительственную пропаганду, насаждают шовинистическую и ксенофобскую идеологию, милитаризм. Ведется шельмование оппозиционно настроенных граждан, на которых натравливаются обыватели, разжигается ненависть к “враждебным” странам. Пропагандируется миф об иностранном заговоре, создается атмосфера осажденной крепости, несогласные с политикой властей объявляются агентами зарубежных врагов, частью их “пятой колоны”.

Существует только два варианта развития событий в России: или дальнейшая фашизация, грозящая стране террором, а миру – войной, или экономический коллапс и крах путинского режима

Сходство путинской России с гитлеровской Германией очевидно. Однако и отличий тоже немало. Главное из них в том, что в России еще не закончен процесс установления тотального контроля власти над обществом. Террор против оппозиции имеет точечный характер. Отсутствует дискриминация по национальному признаку, сохраняются остатки независимых СМИ и общественных организаций, существует относительно широкая свобода творчества, книгопечатания, собраний, обмена мнениями. Важно и то, что Путин и его окружение, в отличие от нацистов, не этнические националисты, а шовинисты и клерикалы. Путинская система больше похожа не на нацизм, а на более умеренные формы фашизма: поздний испанский франкизм, клерикальный австрофашизм, хортизм в Венгрии или ранний фашизм в Италии.

Надо сказать, что все эти остатки свобод в России сокращаются. Так случилось и при становлении других фашистских режимов в разных странах. Только в нацистской Германии свободы были ликвидированы быстро и почти одновременно. Даже в фашистской Италии демократические институты уничтожались постепенно. В России появляются все новые ограничения прав и свобод граждан, признаки дальнейшей фашизации. Из недавних новостей: против режиссера пытаются возбудить дело за “кощунственную” постановку оперы; лекцию оппозиционного политолога разгоняет милиция; против блогера начинают уголовное преследование за антиправительственный пост; на участников встречи оппозиционных активистов нападают “штурмовики” из пропутинской молодежной организации. Таких сообщений становится все больше. И самое страшное: в центре Москвы, около Кремля убивают ведущего оппозиционного лидера. Террор против оппозиции приобретает жестокие формы.

Есть ли выход из ситуации? Надежды на дворцовый переворот иллюзорны. Правящая элита едина с ее лидером в фашистском выборе. Она сформировалась по преимуществу на основе советской номенклатуры (это подтверждают эмпирические социологические исследования). Ей никогда не нужна были демократия, права человека и “прочая либеральная чепуха”. Основной целью перестройки и последующих ельцинских “антикоммунистических” реформ был переход контролируемых советской бюрократией и спецслужбами государственных ресурсов в их частную, наследуемую собственность. Конечно, это был неосознанный выбор, принятый на уровне коллективного бессознательного номенклатуры (по Юнгу). Но элита целенаправленно добилась реализации этого выбора.

Для того чтобы приватизировать государственную собственность, российская бюрократия и связанные с ней олигархи должны были имитировать демократические реформы. Без этого они не смогли бы объяснить населению необходимость приватизации, которую подавали публике в одном пакете с демократией (мол, делаем так, как во всех цивилизованных демократических странах). Но как только приватизация была в основном проведена, демократия стала номенклатуре не нужна и даже опасна. Она угрожала сменой власти, а значит, возможным пересмотром грабительского передела собственности. Оставаясь, по сути, людьми с тоталитарным мышлением, номенклатурщики стали возрождать тоталитаризм, но уже не в форме советского социализма, а в форме фашизма, позволяющего сохранить приватизированные ресурсы. Путин, как плоть от плоти своего социального слоя, уловил его коллективную волю и стал ее реализовывать.

Складывается ощущение, что в последнее время Путина стало несколько “заносить”, что он заходит дальше, чем хотелось бы многим в элите, особенно в конфронтации с Западом. Наверное, кое-кого из высокопоставленных чиновников и олигархов это пугает. Но, как и в нацистской Германии, сместить “фюрера” они могут попытаться только после того, как он начнет терпеть поражения, а его власть окажется на пороге экономического или военного краха.

Существует только два варианта развития событий в России: или дальнейшая фашизация, грозящая стране террором, а миру войной, или экономический коллапс и крах путинского режима.

Игорь Эйдман – социолог и публицист

Андрей Таран – Чего боятся рашисты.

Нет никакого желания делиться своими впечатлениями по поводу развернувшегося “победобесия” и говорить о том, что не может быть “великой победой” гибель 50 миллионов сограждан по вине тупости, подлости, непрофессионализма и абсолютного пренебрежения к жизни своих солдат и гражданского населения со стороны руководства страны. Нет смысла пояснять, тем 5% рашистов и 10% мобилизованным сексотов, что без поддержки СССР – фашизм в Германии не набрал бы такой силы, а после – без лэнд – лиза и действий союзников – СССР не продержался бы один на один с самим же выкормленным монстром и 9 месяцев. 85% населения России и так это понимает. Я хочу провести анализ того, чего на самом деле боятся рашисты, покрывая историческую ложь и подлость еще большей, сегодняшней ложью и подлостью. Безпроигрышным индикатором в этом вопросе нам будет пещерная спецпропаганда, льющаяся со всех властных СМИ. Итак, какие события и явления нашей жизни, какие общественные процессы пытается всеми силами ОБОЛГАТЬ рашистская пропаганда?
1 – Майдан, национально – освободительная революция, а после – война с русским фашизмом в Украине.
2 – Организационные усилия бывших союзников по второй мировой, против красно – коричневого кремлевского фашизма, военной интервенции в Украине и Сирии, ядерной активности КНДР,инспирированной Кремлем и информационной войны, которую Россия уже ведет несколько лет против свободного мира.
3 – Усилия оппозиции по форпированию организованного протеста внутри страны.
4 – Антикоррупционную деятельность граждаского общества.
5 – Протест собственников и предпринимателей – граждан недовольных своим социально – экономическим положением и способных к самоорганизации ( дашьнобойщики, владельцы квартир в пятиэтажках, студенты р т.д)
Дело в том, что каждое из этих явлений способно похоронить нынешний режим в Кремле, а нынешней протестной оппозиции нужно осознать, что скоординированная деятельность в этих направлениях уничтожает кремлевских фашистов быстро и гарантированно.Подвох же в этой ситуации в том, что сами кремляди, как обычный психически нездоровый преступник, подсказывют – как их ликвидировать, проявляя классический вариант суицида. Они сами дают ответ на вопрос- “КАК”.Задача же протестной оппозиции – воспринять эту информацию и найти в себе нравственные и организационные усилия двигаться в этом направлении.Так- победим.
Всем достойно провести эти дни памяти и скорби и почтить всех, погибших в этой самой кровавой, за всю историю человечества, войне. Аминь .

ЗАЛОЖНИКИ ПРОТЕСТА.

9 апреля, на следующий день после проведения Антикризисного Митинга в Москве, организованного «Новой оппозицией», мой фейсбучный друг Эдуард Молчанов разместил у себя на страничке пост. Снабдив его множеством фотографий с места событий. Вот одна их них. Характерная. Соответствующая содержанию текста – «ВСЕ ФЛАГИ ВМЕСТЕ».

Флаги, конечно, бросились в глаза. Возникло даже дежавю. Где-то я это уже видел. Давно. И неоднократно.

Ну, и пост, конечно чудесный. Задушевный:

«Наконец-то возобладала логика: в борьбе против общего врага важны не затаенные убеждения, а единение усилий, чтобы его преодолеть – пишет Эдуард. До 26 марта мы называли себя оппозицией, но ею не были. Чтобы ею стать, надо, сняв с себя шапку-невидимку, быть услышанными. Нам, лишенным средств массовой информации, остается единственное средство – выходить на улицу. На улице мы видны и слышны, на улице мы узнаем друг друга, учимся доверять друг другу, возрастаем в количественном и качественном отношениях, и способны победить, как то не раз случалось в истории нашего отечества».

Ах, да. Вот оно. Вспомнил.

Летом 2014 года Московским городским судом было вынесено обвинение руководителю оппозиционной партии «Левый фронт» Сергею Удальцову и его сподвижнику Леониду Развозжаеву. Оппозиционеры были обвинены как организаторы произошедших в мае 2012-го беспорядков на Болотной площади. А также несостоявшихся антиправительственных выступлений в ряде российских городов. Несмотря на то, что Сергей Удальцов и его соратник отрицали свою вину, они были приговорены судом к 4,5 годам колонии. Развозжаев уже на свободе. В августе 2017 года истекает срок заключения Сергея Удальцова. Сергей последовательно отстаивает идею построения в России социализма. Единственно приемлемым методом реализации данной идеи он считает «демократизацию буржуазной революции. Прямо Гальперин наших дней.

Но я не о Болотной. Ей предшествовали прогулки несогласных, точнее марши. О них пойдет речь.

 «Марши несогласных» — это общее название уличных акций российской оппозиции, направленных на реформирование политического устройства России, организуемых коалицией «Другая Россия» и проходивших в крупных городах с конца 2005 по конец 2008 года.

Основные лозунги акций: «Нам нужна другая Россия!», «Россия без Путина!», «Это наш город!», «Нет полицейскому государству!», «Долой власть чекистов!», «Свободу политзаключённым!»

Главные участники: Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Cергей Удальцов, Михаил Касьянов.

Один из таких Маршей состоялся в Питере. 10 лет назад, 3 марта 2007 года.

Получается, что «Новая оппозиция» приняла на себя эстафету «Другой России». «На круги своя»

Вследствие ли не выученных уроков?

По мнению участника тех событий Даниила Коцюбинского «то был первый и единственный успешный марш. Потенциал той формы протеста тогда же и был исчерпан».

«Мне кажется, комментирует Даниил уже параллели с событиями 26 марта 2017 года, сейчас никакой большой уличный протест (заведомо беспрограммный и возглавляемый продажными либо идиотскими вождями) вообще не нужен. Оно только на руку полицейскому государству. Как раз эпоха Маршей несогласных это и доказала.

Уличный протест может иметь сегодня смысл только по конкретным поводам.
Эпоха “больших программ” – в прошлом, увы. Про стратегию, программу и т.п. я писал 10-20 лет назад очень много. Ни к чему это не привело. Россия не способна ни на какую политическую активность “снизу”. Это факт, и с ним невозможно не считаться» – резюмирует Коцюбинский.

Я разделяю эту позицию. Мне кажется, нужно переосмыслить стратегию “протеста”. Чтобы не идти в хвосте его тактики. Давно нужно было бы извлечь уроки. Ещё из первой волны протеста. Чего не сделали ни участники второй его волны, условно «болотные». Ни лидеры третьей, настоящей «волны пересмен».

Между тем, как это не парадоксально будет сказано: я бы отказался от “протеста”. В пользу целенаправленной борьбы.

Борьба – ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННЫЙ “протест”. Протест же – БЕСЦЕЛЬНАЯ “борьба”. Между «борьбой» и «протестом» столь общего сколь и отличного между «рефлексом» и «рефлексией”.

В одном случае это непроизвольная, мгновенная реакция живого организма на внешнее воздействие.

В другом – осознанная, долговременная реакция (самоанализ, осмысление) мыслящего существа на свои действия. Буквально: «обращение назад».

В первом случае, пользуясь политологической терминологией – это  бессознательная “борьба”. Протест, как рефлекс.

Во втором – спланированное действие. Осознанный, а потому целенаправленный «протест». Рефлексия.

Вот что, к примеру, я писал в 2009 году – когда марши ушли в прошлое, и им на смену пришла «новая стратегия»:

«Стратегия – 31» на самом деле видоизменённая ТАКТИКА маршей несогласных. Как и марши, она достигла своего потолка – 3000 человек для Москвы. «Тактика – 31» ещё может развиваться вширь – в регионы. Полторы десятку несогласных во Владимире, к примеру, проще постоять на площади, чем на ней маршировать. Но для развития вглубь эта тактика не приспособлена. Ставку свою она делает на число, не на качество.

Для качественных изменений в стране действительно нужна СТРАТЕГИЯ. Другая стратегия. Стратегия, наполняющая свободное собрание смыслом (во имя чего, для реализации каких целей…). А не бунт, ради красного словца. Нужна стратегия, конструирующая образ будущего, выдвигающая альтернативы настоящему. А не токмо ниспровергающая настоящее. Стратегия, взывающая к СИСТЕМНЫМ подвижкам, вместо подвижек ОЛИЦЕТВОРЯЮЩЕГО систему человека”.

Возвращаясь к посту Молчанова, флагам и к самой акции хочу обратить внимание на возникший у меня диссонанс.

В митинге участвовали представители, как минимум трех партий: «Партии националистов», «Парнаса», и «Партия 5 декабря». Само образование партий предполагает борьбу за власть, участие в избирательных компаний.

Между тем, основной посыл митинга, как и новообразованного движения – уличный протест. И принципиальное неучастие в выборах.

«Наша цель — власть, а средство — улица»  – скандировали призыв Юрия Горского участники митинга.

«Раньше река народного протеста текла в сторону выборов. Люди рассчитывали, что на выборах можно добиться перемен. Это была ошибка. На выборах добиться перемен невозможно. Перемены, как показывает история, произойдут в результате противостояния общества и власти на улице»  (из выступления Дмитрия Степанова на Народном сходе 03.12.16) .

Я пытался, было, получить комментарии от представителей этих партий. Нет ли противоречий в их поступках и действии?

Представителя «Парнас» мне найти не удалось. Но вот, что ответил один из руководителей «Партии 5 декабря» Сергей Давидис: “В России, где выборов нет, участие в выборах всего лишь один из и не самый эффективный инструмент“.

Он же. Там же:

“Просто в подавляющем большинстве случаев участие даже в существующих “выборах” – гораздо более эффективный способ воздействия на общество и власть”.

В том же духе, противоречивом, высказался на страницах «Независимой газеты» и Иван Белецкий:  [наша] «цель в «Новой оппозиции» политическое представительство и выход движения из маргинального пространства: «Националисты стремятся к полной легализации, к представительству в парламенте и выставлению своих кандидатов на выборы президента.

Он же. Там же (НГ):

“В условиях, когда фактически нет права выбора, решить дело может только улица, где граждане еще могут что-то выбрать. Тактика строится на увеличении союзов с разными политическими силами: уличный протест и уличные акции доминируют над выборами», – уточнил Белецкий.

Мутная позиция – бесплодный результат.

Цель протеста – про «тест вне политики», про бунт. Протест не связан с позиционированием – т.е. с предоставлением альтернативной повестки дня. Он обращен в прошлое, сводит с ним счеты. Протест противопоставляет себя избирательным процедурам, как способу построения будущего. И потому консервирует прошлое.

Мы, и те, кто призывает к бойкоту, и те, кто откликается на этот призыв, да и те, кто вне всякой политики – все мы заложники этого протеста. Бессмысленного, бесцельного, бесплодного.

Евгений Ихлов – двуглавый ворон.

Чёрный лебедь, чёрный лебедь, ты не вейся над моею головой…

Сперва чуть-чуть теории. В синергетике есть понятие «конус аттрактора» – стремление неустойчивой структуры обрести новое равновесие так, что все её траектории изменения будут стремиться к этому состоянию, подобно тому, как лыжник на обледенелом склоне при любом движении будет съезжать вниз.

Развивая это понимание, Нассим Николас Талеб разработал теорию «чёрного лебедей» – труднопредсказуемых событий, полностью меняющих ход событий.

Как могло, например, представить руководство СССР (Горбачёв -) что все планы переворота в духе Ярузельского рухнут из-за того, что 20 августа 1991 года командующий ВДВ ген. «Паша» Грачёв в самый последний момент договорится с командой Ельцина, и в результате в несколько дней произошло то, к чему политическая эволюция должна была идти долгие месяцы – российская антикоммунистическая революция?

В эти дни меня поразило, как путинизм, до этого проявлявший виртуозное стратегическое мастерство, так стремительно разрушит все плоды своих побед…

Путин явно сделал своей новой фишкой борьбу с высокопоставленной коррупцией. И тут фильм Навального. Нормальные спецслужбы должны были доложить заранее. И в нормальном политическом триллере за его невыход Навальный получил бы освобождение по УДО брата и отмену по апелляции приговора – с возможностью получить в марте 2018 свои 15-20% и ждать на них как на бауле 2024 года…

Пусть неожиданностью стал фильм и реакция на него (истории про сыновей генпрокурора и собачек вице-премьера никого не потрясли). Пусть перегнули палку с задержанием школоты. Но тут ведь «подарок небес» для любой шатающейся власти – теракт.

Но тут и начинается «скольжение» – все хором вспоминают «рязанский сахар» и отмыться от этого подозрения уже нельзя, потому что избежавший в сентябре 1999 года показательной порки Патрушев стал неподъёмной гирей на ногах сегодня, когда пришла пора платить проценты за лихую фразу про сортиры [апокриф: её автор – Пелевин, подрабатывающий тогда и на ниве политтехнологии]: провозглашённое, в том числе МБХ, «всенародное единение перед лицом…» оказалось пошлой опереткой с оплатой по цене 3 пачек сигарет участия в траурным антитеррористических митингах…

Идея протестов не просто растворилась – она привела к соревнованию за лучший протест между Навальным, Зюгановым и, может быть, Ходорковским (если он не отменит свою антипутинскую акцию «надоело-надоел», анонсированную на на 29 апреля)…

Но ещё была возможность хорошей международной отработки питерской трагедии.

В романе Юлия Дубова «Меньшее зло» группировка в ФСБ готовит теракты в августе-сентябре 1999 года не для того, чтобы повысить рейтинг условного Путина, но для того, чтобы как жертва «международного терроризма», страна могла с почётом войти в клуб цивилизованных стран, также жертв оного.

И тут всё начало сбываться… Президенты и премьеры бросились звонить Путину с соболезнованиями – момент, которому коллега Андрей Николаевич Илларионов уделил особое внимание, рассуждая на тему «Cui prodest? Cui bono?». Тем более, что Трамп уже публично отказался от навязчивой идеи Обамы свергнуть Асада-мл. и предложил Путину совместную борьбу с Халифатом – то, чего Путин добивался с сентября 2015 года.

Но прилетел ещё один «лебедь» – газовая атака под Идлибом… Сразу всё рухнуло!

Как публичная защита Путиным Медведева обрушило тщательно возводимый «антикоррупционный» карточный домик, ради которого не пожалели даже Улюкаева – автора первого манифеста путинского правления – «Правый поворот» (декабрь 1999), так и публичная защита авиаудара с рассказом о «химических фугасах» террористов для применения в Ираке [каким образом – ведь для фугасов нужны гаубицы, вертолёты и самолёты, и простой взгляд на карты Сирии показывает, что анклав Идлиба полуокружён асадистами, «хезболлой» и иранцами, взявшими Алеппо, поэтому он не может служить арсеналом для халифатцев, даже если сирийская оппозиция вдруг, сойдя с ума, станет их вооружать] обрушила всю внешнюю политику Москвы.

Если какие-то горшки ещё оставались недобитыми, то эпический брифинг Захаровой, обвинившей в инсценировке сцен гибели жертв газовой атаки, и перещеголявшей даже покойного Чуркина с его «засыпанными пеплом детьми», доделала эту тяжёлую хозяйственную работу…

Просто больше никто не сможет принять Москву ни в какой антитеррористический альянс.
И то, что число погибших от газа десятикратно превышает число жертв питерского теракта, лишает отечественную дипломатию каких-либо шансов представлять себя жертвой терроризма.

Слова Трампа, давшего понять, что в преступлениях асадистов виноват «размазня Обама» – это удары погребального колокола по всей сложной и многоуровневой операции по влиянию на американские выборы и по «подкатыванию» к трамповскому окружению.

Я только не понимаю, почему военная разведка, которая должна была за полтора года российского участия в сирийской гражданской войне пронизать своей агентурой все армейские структуры «Западной Сирии», не сообщили о готовящейся атаке.

Ведь и в Хмейним, и на Арбате, и на Фрунзенской набережной должны были понять, что газовая атака на город – это десятки жертв и оперативное освещение трагедии в мире. Был же опыт боёв за Алеппо…
И политические последствия военные аналитики должны были мгновенно просчитать… После чего, либо «центр по примирению», либо Генштаб непосредственно сам, либо – бросившись в ноги МИДу, должны были употребить всё влияния для отмены приказа…
Или – если Дамаску так свербит потравить «повстанцев», подождать хоть пару недель – если с госсекретарём США не договоримся. Тем более, что все вылеты асадистов согласуются с Хмейнимом…

В итоге проявилось не просто полное рассогласование внутренней и внешней политики, но их последовательное расслоения внутри – с последующей аннигиляцией всего и всех… Такая вот юбилейная игра с набором «собери революцию».

Евгений Ихлов – когорты “усомнившихся макаров”.

“…тому что они думали настолько просто, что и сами бедные могли думать и решать так же, и трудящиеся стали думать сами за себя на квартирах.”
(А.П. Платонов, “Усомнившийся Макар”)

И вот сейчас конформизм запуганного властями отечественного обывателя сыграл с ними довольно злую шутку. Главное ведь даже не число вышедших на протестные акции, а изменения в результатах соцопросов. Просто на глазах на людей как-бы нисходит просветление и они избавляются от пропагандистского морока. Мои ровесники это видели в 1988-89 годах, но многие подзабыли. Для других – это будет интеллектуальное открытие.

Дело в том, что подспудно растущее разочарование и недовольство подобно перенасыщаемому раствору. Потом в него падает спичка – и покрывается красивыми кристалликами.

Человек боится оказаться один (неужели я вижу, а остальные – нет?), но убедившись, что таких много, он радостно манифестирует своё единство с народом. Потому что чувство партиципации (единения) с государством (т.е. с телевизором) – очень сильно, но партиципация с “миром”, на котором и смерть красна – ещё сильнее. Путин ещё не понял до конца что он заклял, какие исторические силы вызвал из лампы, сказав об этом отличие русского человека от западного во время своей знаменитой “новороссийской” речи три года назад.

Несколько сами протесты 26 марта, сколько их презентационность (вышел простой народ) убедили людей в том, что быть против режима – значит быть не отщепенцем, но напротив, значит быть “народным”…

Стереотип “монолитного единства” заменился на свою альтернативу, свою вечную “тень” – честные пацаны против вертухни, козлов и придурков (перевожу: настоящие люди против силовиков, чиновников и пропагандистов и прочей интеллектуальной обслуги власти).

Дополнительные аргументы: “наших детей обидели” и “они – воры”. И ещё – дабы “заполировать” эффект: как-бы на героев сериала “Дальнобойщики” двинули танкетки (боевые машины десанта)…

По роду моей правозащитной деятельности мне часто приходилось видеть, как люди – и простые лояльные подданные, и бывшие представители истеблишмента, став жертвой беззаконий и произвола (или оказавшись родителями или супругами таких жертв), внезапно испытывают “сатори” – просветление, им сразу открывается истина о системе. При этом почти всегда звучит сакраментальное: “мне бы автомат…”.

На востоке мудрецы не зря учат, что в каждом Ян есть Инь и наоборот, в каждой Ине – сидит Ян. За покорностью прячется бунтарство… Обратный же процесс мы увидим лишь когда начнёт складываться новая революционная диктатура…

Логику исторических (социокультурных) процессов нельзя обмануть. В конце каждого цикла инверсии, идёт “коса инверсии”, смахивающая все идеологемы, а затем и институты существующего порядка*, причём, это выглядит как возвращение маятника (маятник с косой – жуть).

Путин три года назад подставил на пути маятника пружину “крымнашизма”. Но маятник, отброшенный к эпохе его триумфальных побед 2004 и 2007 годов, повинуясь неотменимой логике событий, продавил пружину и несётся с увеличенной скоростью… Этой картинкой я годами утешал впадавших в уныние, теперь, когда всё проявляется с неостановимой силой, лишний раз радуюсь адекватности теоретических моделей…

Итак, мы вновь видим, как именно конформизм, именно стремление быть как все начинает подпитывать противостояние режиму. Как говорил знаток этого дела президент Эйбрахам Линкольн: “Можно всё время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех”.

Ихлов Евгений – Навальный, диктатура и системное равновесие.

Прочитав положенное количество рассуждений тех, кто заявляет, что не хотят менять деспотию Путина на диктатуру Навального, я решил высказаться по целому ряду возникающих в этой связи ассоциаций.
Высказываться же на тему о сравнительных достоинствах путинизма и навальнианства означает погружаться в область сугубой психотерапии: на самом деле люди либо просто хотят что бы их уговорили что быть конформистом – это «мудро», либо напротив, что несмотря на… они всё-таки считают нужным.
Поэтому я попытаюсь затронуть более серьёзные вопросы.  Любое современное общество – сложная открытая система. Когда оно входит в кризис – из-за своей архаической неадекватности (как Франция Людовика XVIII, Испания 1931 года или СССР 1986 года) или вопиющей социальной несправедливости (как империи 1917-18 годов или ближневосточные секулярные диктатуры 2011 года), оно начинает трансформироваться. Путём реформ или революций. Трансформация может идти путём социальной примитивизации (тоталитарные революции) или выход на более сложный уровень и обретение на нём равновесия (т.н. «буржуазные революции»). Вводя систематизацию революция, я определил их на Инь-революции (первые) и Ян-революции (вторые).
Самое главное – это то, что общество стремится обрести новое равновесие. Модель этого равновесие уже заложена в социуме. Гениальные реформаторы или революционеры приблизительно представляют себе черты будущего и конструируют его, помогая новому и убирая сопротивление старого, часто на ощупь ищут состояние устойчивого равновесия… Так Ленин нащупал формулу «гражданского примирения» (вполне славянофильскую по сути): народу возвращают относительную экономическую самостоятельность и даже вводят элементы патернализма, но народ соглашается на отказ от политики в пользу большевиков. Другое дело, что нарушенное социальное равновесие раскачивалось очень сильно, и в результате через 7 лет перед большевиками оказался выбор – либо крестьяне, добившись политических прав, вышвыривают большевиков, либо крестьянская самостоятельность уничтожается… Выбрав последнее, большевики тем самым всё-таки приговорили и себя. Ибо временное равновесие было обретено только, когда Сталин социум архаизировал до уровня крепостного права и опричного государства.   
Любое мощное воздействие не просто выводит социум из равновесия, оно задаёт уже новые системные рамки.
Произведя такое воздействие, деятель и политическое движение, обречены либо погибнуть, хотя бы политически, либо строить новую равновесную систему.
Горбачёв, дав людям, впервые за четверть века надежду на перемены, уже этим обрёк себя – генсек КПСС не мог настолько обновить государство, настолько это требовалось логикой развития социума. Его потому и победил Ельцин, предложивший в итоге целостную и даже приблизительно знакомую по фильмам, книгам, статьям модель западной страны – рыночное многопартийное демократическое национальное государство – «Соединённые Штаты Великой России». И оказалось, что эта модель – на вырост. Путинизм ведь упрекают не в том, что он идёт по ельцинскому пути, но в том, что он это движение обернул вспять…
Конечно, наилучший вариант – это плавно, но непрерывно вести социум к новому состоянию, в наибольшей степени используя уже имеющиеся институты и механизмы. У Горбачёва и Яковлева план социал-демократизации КПСС провалился потому что в партии совсем не было сторонников демократического социализма. Были сталинисты и неосталинисты (очень много), неонацисты, технократы-фашисты, технократы просто… и море приспособленцев, которые отхлынули от неё, как черносотенцы от монархии век назад.
С точки зрения планомерности идеальным был бы вариант отвергнутый Путиным 15 лет назад, когда Ходорковский предложил ему возглавить «Единую Россию»и «отстроить партию как надо». Путин тогда предпочёл модель опричного государства.
Но если я прав, и при повторении исторических событий реализуется альтернативный сценарий, то вариант «путинизм без Путина» – с Ходорковским во главе слегка почищенного «ЯдРа» (с подтянутой «партией Роста» и комерсами из региональных ЛДПР) – технологически очень перспективный.
Хотя психологически он будет довольно тяжёлым: несмотря на то, что самые негативные проявления путинизма будут сняты – политических и «полит-экономических» выпустят, митинговать можно будет где хочешь, как 12 лет назад, воровство и телепропаганда поубавятся, но всё равно это ещё будет бюрократическое государство с высоким уровнем социального расслоения и отчуждения общества от политики. И это станет особенно невыносимым по контрасту с недавним взрывом надежд и благородными порывами протестующих.
Чтобы понять, чем может быть «путинизм без Путина», посмотрим, какие были варианты «сталинизма без Сталина».
Первый вариант. У власти Берия. Нечто похожее на реформы Дэн Сяопина, но в атмосфере продолжающегося парализующего страха (амнистированы были бы лишь небольшое число аппаратчиков – жертв последних сталинских чисток). В Китае получилось, потому что перед началом экономической либерализацией прошла реабилитация миллионов жертв Культурной революции и несколько кампаний свободной критики…
Второй вариант. У власти Молотов (Маленков был слишком слаб и действовал в коалициях). Политически вариант как при Берии (но без экспериментов вроде «коренизации» кадров [выдвижение на позиции глав республик представителей её титульной национальности – отход от этого принципа вызвал протесты в Казахстане в декабре 1986] и объединения Германии) и никаких проторыночных поползновений.
Третий вариант. У власти Хрущев. Общество раскрепощается, уходит парализующий страх, страна делает мощнейший рывок во всём и совершает несколько авантюр. Хрущева убирают именно когда он, остановив политическую либерализацию, начал радикальные институциональные реформы: учредил Совнархозы (передача значительной части экономической власти в регионы) и разделение обкомов на промышленные и сельские (лишение КПСС административной власти с превращением её в сугубо идеологическую структуру – как замена комиссаров на замполитов).
«Хрущевский» вариант «путинизма без Путина» даёт достаточно отлогую кривую политической эволюции. Причём, эта эволюция может не закончится бесславным провалом как в октябре 1964 года, но развиваться дальше в сторону косыгинской хозрасчётной реформы.
Мы можем додумать, что столкнувшись с аппаратным сопротивлением, Хрущев, как и в 1961 году вновь мог бы поднять волну критики «сталинистов» и «бюрократов»… В принципе, Горбачёв начал там, где оборвали Хрущева. Только большевик и молодой современник Ленина Никита Сергеевич не мог решиться раскурочить партию, а ловкий провинциальный карьерист Михаил Сергеевич, сделал это как только она стала ему реально мешать (весной 1988 года).
Но вариант «путинизма без Путина» – с Ходорковским во главе обломков «партии власти» и условным Кудриным во главе кабинета – это слишком рациональный вариант для того, чтобы он реализовался… В принципе, это попытка ещё раз переиграть ситуацию лета 1999 года, когда политика, медиа и экономика были поделены на несколько олигархических империй и из чередования у власти право- и левоцентристских партий в рамках более парламентской системы за несколько десятилетий могла вызреть более-менее нормальная демократия.
Стоит напомнить, что формальной «партий власти» была черномырдинская «Наш дом Россия», её идеологией был «европейский путь», координатором её госдумовской фракции был… Владимир Рыжков, и фракция выступала за переход к парламентской модели.
Ведь чем хороша «маятниковая» политическая система. Например, она лечит юстицию от «политизации». Когда судьи узнают, что отправленный в своё время в колонию смутьян стал не просто депутатом, но и в бюджетном комитете решает судьбы финансирования судов (и судей), или стал заместителем министра юстиции или Генпрокурора, то у судей возникает полезная осмотрительность…  
Но от рациональных вариантов возможных трансформаций перейдём к реалистическим.
Я не знаю на какой уровень послепутинской России революция забросит Навального. Могу предположить, что как казнившие брата Ленина заложили мину будущего террора, так и посадившие брата Навального запрограммировали будущие беспощадные люстрации.
Личные данные Навального и его взгляды я обсуждать не намерен, потому что они не имеют никакого отношения к тому, какую роль он сыграет в истории. Главное, что он – как и Ленин, Сталин, Ельцин и Путин идеологически достаточно пластичен, а тактически очень ловок. Потому что в моей версии Навальный – перчатка на руке исторического процесса (или духа/демона нации – для поэтических мистиков). Навальный явно вошёл в резонанс с историческим процессом – точно также как перечисленные мною персонажи.
Четыре года назад я писал, что Навального нельзя остановить, потому что он стал человекоорудием (аватарой) русского национализма. Вспомнил даже Даниила Андреева и его «жругров» – демонов великодержавности. Путин временно победил, когда Крымом и «Русским миром» переключил национализм на себя. Но за три года шовинистическая волна «крымизма» схлынула, и вовсю проявилось то, что и предвидел мудрый Обама, вводя три года назад санкции – быстро нарастающее социальное расслоение и обострение клановой борьбы за раздел и передел государственной (и вымогаемой от имени государства) собственности. На смену имперскому реваншу и желания «особого пути» пришло требование справедливости. В книге Григория Померанца «Сны земли» это названо «сном о справедливом возмездии», сменяющем «сон великодержавный». У Навального, конечно, остаются элементы русского национализма, исламо- и кавказофобии. Это значит, что руководящий им «демон» (рвущаяся реализоваться новая социокультурная матрица России) нацелен на строительство русскоэтнического, более узкого государства. Причём, «сужение» необязательно примет форму необратимого раскола, это может быть ассиметричная конфедерализация, с предоставлением Северному Кавказу и Поволжью статуса системы «доминионов».
Суть в том, что Навальному «приснился сон земли» и, если идти за мистическими видениями Даниила Андреева и предложившего считать их поэтическим изображением глубинных исторических процессов Григорием Померанцем, то чудовище, вставшее за спиной Алексея Анатольевича куда мощнее и кошмарней довольно уже ослабленной зверюги, поддерживающей Владимира Владимировича. Теперь от Навального требуется лишь не противится ведущей его к власти силе – нужные слова и поступки будут приходить сами…
Но отойдём от мистики в сторону политических реалий. Как я говорил, разрушаемая от сильного воздействия (а оно уже началось), социально-государственная модель стремится обрести новое равновесие. Для того, чтобы это произошло как можно менее болезненно, необходимо совершить целый ряд преобразований, дающих возможность сложится новой целостности. Работа достаточно ювелирная, поскольку, попытавшись зафиксировать трансформируемый социум в ещё неустойчивом положении, мы создаём риск внезапного возобновления распада (тут наглядные примеры – переход от Февраля к Октябрю 1917 или от Августа 1991 к Октябрю 1993). С другой стороны, не угадав правильную точку «торможения», можно соскользнуть к исторически архаической, социально примитивной модели. Именно так произошёл крах НЭПа и бухаринизма и его замена опричной сталинской империей, и так произошёл крах ельцинской олигархической демократии и его замена путинизмом – «рыночным сталинизмом».
Поэтому преобразователь (или команда преобразователей, как якобинский Комитет Общественного Спасения – Comité de salut public) должен будет иметь диктаторские полномочию, что бы чётко и своевременно производить нужные преобразования. К сожалению, революционная диктатура – это неизбежная фаза любой революции. И совершено неважно, как это будет формально обставлено.
Власть президента-монарха, руководящего указами (как де Голль и Ельцин).
Непререкаемая власть главы правительства (как у Чёрчилля, Аденауэра, Бен-Гуриона или Берлускони), при президенте – духовном лидере нации.
Некий надгосударственный Совет революции (как в Португалии в середине 70-х и в Иране). Последний вариант мне представляется предпочтительным, поскольку временный высший орган, контролирующий политиков извне, помогает избежать, как это, например, произошло с Ельциным, закрепления экстраординарных полномочий вождя революции в формах конституционных и институциональных, вроде трансформации президентской администрации из группы референтов и советников в аналог секретариата ЦК КПСС. По мере стабилизации временный высший орган руководства революции должен поэтапно утрачивать свои полномочия, вплоть до окончательного роспуска или продолжения деятельности уже в виде комитета по люстрации, административного арбитража и прочих сугубо надзорных структур.  
Поэтому для нейтрализации угрозы перерождения гипотетической диктатуры Навального в его деспотию, надо поддержать выдвижение рядом с ним не менее сильных фигур, создание продуманных механизмов постепенного отхода от чрезвычайщины. Так одним из достоинств предлагаемого мною варианта внепартийного органа политического контроля это то, что он если не исключает, то существенно затрудняет появление монопольной революционной партии власти. 
И, конечно, необходимо ответственное понимание того рубежа, которого революция обязательно должна достигнуть, чтобы возникло новое социальное качество, и одновременно, избежать срыва в утопический радикализм. Именно поэтому интеллектуалы должны идти в революцию, чтобы всегда наготове были продуманные рецепты и было кому нейтрализовывать демагогов и невежд, пышущих энтузиазмом. Не могу не отметить, что Троцкий выиграл Гражданскую войну руками царских офицеров, а аятолла Хомейни – войну с Саддамом Хусейном – руками возвращённых в строй шахских офицеров.