ВИКТОР РОМАНЮК. Польша: опыт реформ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс


В конце 80-х годов прошлого века распалась социалистическая система в Европе, в 1991 г. не стало СССР. Перед вновь образовавшимися государствами стал вопрос о политическом и экономическом реформировании.
Казалось, что все должны идти в одном направлении – к демократии, верховенству права, свободному рынку. Однако траектории начали расходиться. Одни страны застыли в авторитаризме, другие присоединились к Европейскому Союзу и добились демократии и экономического успеха. Польша одна из первых провела либеральные реформы.

1980-89 г.г. в Польше можно считать периодом окончательного развала социалистической экономики и однопартийного политического режима. Кризис носит системный характер. Уровень жизни населения постоянно снижается. Годовая инфляция достигает гигантских размеров – 640%, промышленное производство падает – 40% предприятий тяжелой и легкой промышленности оказывается на грани банкротства. Повсеместный дефицит. Расцвет черного рынка. 39 миллионов поляков преимущественно бедны, и не видят в ближайшей перспективе надежд на перемены.
солидарность

В сентябре 1989 года в Польше прошли первые демократические выборы. Победу одерживает движение «Солидарность» во главе с Лехом Валенсой. Премьер-министр Тадеуш Мазовецкий приглашает на должность вице-премьера Лешека Бальцеровича. С именем последнего всегда связывают успешные польские реформы, хотя он всегда подчеркивал, что работал с коллегией единомышленников. Всего за несколько месяцев Бальцеровичу удалось почти невозможное: запустить маховик реформ настолько мощно, что последствия этого движения ощущаются по сей день.


БальцеровичЛешек Бальцерович. Родился в 1947 году. В 1970-м с отличием закончил отделение внешней торговли Главной школы планирования и статистики в Варшаве. В 1974-м получил звание магистра в Университете Св.Джонса в Нью_Йорке, а в 1975-м защитил докторскую диссертацию. В начале 80-ых наряду со многими прозападно настроенными интеллектуалами-технократами вступает в ряды «Солидарности». В это время начинает разработку своего плана, при помощи которого Польша Должна была совершить «большой скачок» в рыночную экономику. Один из лидеров «Солидарности» Яцек Куронь впоследствии писал: «Кому еще в начала 80-ых могла прийти в голову идея создания собственной экономической программы, когда мясо было карточным».


 


Чтобы вырваться из нищеты социализма , по мнению Бальцеровича, необходимы быстрые радикальные изменения, причем во всех сферах общественной и экономической жизни. Ничего оставлять на потом нельзя. «Это как в медицине – если откладывать лечение, пациенту становится только хуже» – говорил политик. За свой радикализм польские реформы получили название «шоковая терапия».

Ход реформ.

Смена социально-экономической системы объективно не могла произойти безболезненно. В течении полугода реформаторы вливались в процесс переустройства, и этот период был самым сложным для рядовых граждан Польши.

Первым делом Бальцерович и его команда отпустили цены на продовольствие и все товары народного потребления. Под контролем государства остались только ЖКХ и общественный транспорт. При этом ресурсы для населения подорожали вчетверо. Мгновенно выросли цены и уровень безработицы. Были практически полностью отменены дотации для сельскохозяйственного производства. Возник дефицит и финансовых средств, и продтоваров.
Для поляков это действительно стало «шоком».

Валерий Михин, посетивший Польшу в начале 90-ых году, писал: «Становятся банкротами крупные государственные предприятия, увольняются работники. Достаточно было только раз увидеть на экране телевизора до предела озлобленные лица рабочих погибающей табачной промышленности (дешевле стало покупать сигареты за границей, чем производить их в Польше), чтобы понять, как трудно идет реформа и как нелегко обеспечить социальную защиту людей.»

Правительство старалось своевременно реагировать на изменение экономических условий, принимать необходимые меры и пересматривать претворяемую в жизнь программу реформ.
Население бунтовало, однако большая часть осознавала потребность радикаль
ных перемен. Коммунистическая модель изжила себя, а авторитет «Солидарности» был непререкаем и в данной ситуации безальтернативен.
Именно доверие граждан дало команде Бальцеровича шанс на перестройку государственного устройства.

Был организован антимонопольный комитет, наделенный полномочиями вести судебные дела в отношении нарушений правил конкурентного поведения и осуществлять демонополизацию предприятий.
Для формирования конкурентной среды был ликвидирован ряд крупных госмонополий на рынке сельскохозяйственной продукции, транспортных перевозок, угольной и металлургической промышленности. Это отвечало основной идее Бальцеровича: «Чем больше конкуренции – тем лучше. Равные условия для всех. Правовое государство для всех».

Один из первых законов правительства касался иностранных инвестиций. Этот документ отменял ограничения на долю акционерного капитала для иностранцев, устанавливал налоговые льготы для зарубежных инвесторов, причем в районах с высоким уровнем безработицы льгот было больше.
Часть импортных лицензий была отменена, выдача оставшихся — максимально упрощена, большинство экспортных квот также были упразднены.
Новый закон устранил все ограничения на вывоз прибыли и размеры инвестиций. Наиболее полно замыслы правительства были реализованы в сфере внешней торговли — был практически обеспечен «открытый» характер экономики. Это привело к значительному привлечению капитала, и – что важно – новейших западных технологий. Свободные экономические зоны (13) привлекли $30 млрд.
злотый
В 1995 г. появилась программа поддержки малых и средних предприятий. Было резко упрощено открытие и ведение бизнеса. Правительство приложило максимум усилий, чтобы открыть для предпринимателей всевозможные кредитные ресурсы (кредиты можно было получить под 8% годовых). Появился целый ряд государственных региональных фондов, предоставлявших частному сектору выгодные займы.
Закон о предпринимательской деятельности дал первый, но очень мощный толчок развитию частного сектора. В первые два года реформ было зарегистрировано 600 тысяч предприятий которые дали рабочие места 1,5 млн человек. Люди поняли, что, потеряв работу на заводах, они уже нигде не устроятся. Оставался один выход – самим создавать что-то. Уже в первое полугодие 1991 г.
количество частных предприятий выросло на 12,4%, причем ежемесячно они увеличивали занятость на 70,5 тыс человек. Заметно снизился уровень безработицы. Частный сектор сыграл роль своеобразного амортизатора спада в государственном секторе экономики Польши.

Эта реформа стала, пожалуй, польской национальной идеей возрождения. Сегодня в стране более 3,6 млн малых и средних предприятий, т.е. одно предприятие на каждые 10 поляков. Вклад малого бизнеса в ВВП страны – 47%. Еще более благоприятной бизнес-атмосфера стала после налоговой реформы 2001-2004 г.г. В 2003 году налог на прибыль для предпринимателей снизился с 27% до 19%, и уже через год поступления в бюджет увеличились на $1,05 млрд. Все потому что бизнесмены перестали обманывать. При меньшем налоге лучше платить, чем идти на риск.

Бальцерович принялся вытеснять государство из реального сектора экономики, считая, что исключить возврат к прошлому можно только путем создания большой группы заинтересованных в капитализме собственников. Он считал, что: «государственный сектор нигде, даже на Западе, не работает хорошо. Государственные капитальные вложения – всегда плохие по эффективности. Чем больше частного сектора – тем лучше».
Приватизация происходила стремительно. Всего за два года в руках корпоративного сектора оказалось 45% всей промышленности, причем ключевое условие аукционов – никаких ваучеров – продажа только за наличные.

С 1992 года экономика Польши начала выходить из кризиса. Одно из главных достижений – укрепление денежной единицы – злотого, и обеспечение его стабильной внутренней конвертируемости. Активно идет формирование рыночной инфраструктуры: создается система коммерческих и ипотечных банков, торговые и финансовые биржи, биржи труда и др.
столб
В 1992 году Бальцерович подписывает соглашение об Ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Сомнения были: сможет ли Польша выстоять и быть успешной в условиях конкуренции с более сильными странами. Однако выполнение условий вступления в ЕС оказалось выигрышным приобретением – привело к усовершенствованию механизмов судебной власти, общего законодательства, деловой среды, развитию торговли. Соглашение открыло рынки. Повысилось доверие к стране. Бальцерович говорит: «Доверие – это важный фактор в экономике. Чем выше доверие, тем больше капиталовложений, в том числе иностранных».

На протяжении всего периода реформ Польша укрепляла местное самоуправление. Происходила региональная децентрализация. Все больше налогов оставалось на местах. Каждый знал, что он может улучшить жизнь в своем регионе, потому что не будет все забрано.

Л.Бальцерович понимал, что коррупция может разрушить любые начинания: «успехи частных фирм не должны зависеть от наличия связей и знакомств ее владельцев и менеджеров в чиновничьих кругах. Политизированный или кумовской капитализм не только нечестен, но и неэффективен, он душит конкуренцию. Самое важное – общественный контроль и гласность в СМИ». Принимаются антикоррупционные законы. Закулисные связи политиков и чиновников становятся предметом уголовных расследований, устанавливается строжайший контроль за источниками доходов должностных лиц.

Запад отреагировал на преображение Польши. Лондонский и Парижский клубы (объединения стран-кредиторов и банков-кредиторов) согласились на списание половины внешнего долга государства.
В 1990-2000 г.г. в рамках программы для стран-кандидатов на вступление в ЕС Польше было выделено $ 3,4 млрд. Основная часть пошла на поддержку малого и среднего бизнеса.

Однако, несмотря на успехи, ломка существующего уклада приводила к безработице и росту цен. Предприятия угледобывающих и сельскохозяйственных отраслей лишились госсубсидий и госинвестиций.
Характеризуя перестройку эпохи «шоковой терапии», царившую в стране атмосферу, Яцек Куронь, один из лидеров движения «Солидарность», говорил: «…земля ушла из-под ног. Все устойчивое, многократно проверенное, исчезло прямо-таки молниеносно. Ни в чем нельзя было быть уверенным. Не осталось и следа от бедного убогого мира ПНР, а на его месте забурлил безумный водоворот всеобщей реформы».
Массовые акции протеста происходили постоянно, а сам Бальцерович стал самой спорной фигурой польского общества. «Вор!», «Убийца!», «Грабитель!». Его обвиняли в бездумном монетаризме, насаждении жестких законов рынка, в поддержке богатых и игнорировании нужд бедных.
Участники акций секли розгами и сжигали куклу Бальцеровича. В 1998 году, когда Бальцерович занимал пост вице-премьера и министра финансов, аграрии привели под здание правительства живую козу Белли (как символ упадка сельского хозяйства), и торжественно передали ее на баланс минфина со словами: «Пусть Бальцерович доит ее, а не нас».

Бальцеровича спасла железная выдержка. Он согласился с ролью «виновника всех бед». Позже он скажет, что если бы во время реформ думал о своей популярности, то никогда бы ее не завоевал. Он не жалеет, что всеобщего признания пришлось ждать более 10 лет, говорит: «Кто хочет быть любимым людьми – пусть делает реформы». Помогло и то, что в правительстве он имел сильных сторонников. За реформы было парламентское большинство и значительная часть прессы. «Солидарность», возникшая как низовое движение, не утратила широкой общественной поддержки даже в самый острый период реформ.
Бальцеровича окружали люди, которые не боялись взять на себя ответственность за «шоковую терапию», и – что не менее важно – объяснение ее последствий для граждан. В успехе Польши, который потом стал эталоном для других государств, сомневались многие – даже МВФ. Но настойчивость, целеустремленность и радикализм руководства стали залогом успеха, несмотря на отсутствие опыта.

Заключение

За последние 10 лет ВВП Польши рос быстрее, чем в странах Евросоюза. Экономика страны сегодня ходит в шестерку крупнейших в ЕС. Повысились зарплаты. Польское общество постепенно обогащается. Свидетельством этого является изменяющаяся структура домашних хозяйств. В то время как в 1990 году свыше 60% составляли расходы на продукты и одежду, то сейчас это 30%. Растет процент личных сбережений.

Сегодня даже политики левого толка соглашаются с тем, что быстрое проведение либеральных реформ, которые на первом этапе ввели страну в состояние шока и стресса, было верным шагом. Ориентир на мелкий и средний бизнес себя оправдал. В Польше мало сказочно богатых людей, но и бедных немного. Основная часть населения – средний класс.
Опыт Польши свидетельствует о том, что эффективные преобразования способны вывести страну даже из самого глубокого кризиса.

Л.Бальцерович консультирует политиков и экономистов постсоветского пространства, он убежден – изменить можно любую страну, методы универсальны для всех: «В экономике – как в болезни туберкулезом: лекарства не меняются в зависимости от национальности больного». Разработать идеальные реформы почти невозможно, зато существует идеальное время для их реализации, и это время – «сегодня».


Будучи главой центрального банка Польши, Бальцерович сумел предотвратить вовлечение страны в кризис 2008 года – рецессия отсутствовала. Более того, в 2009 году рост ВВП составил 1,3%.

Сейчас Лешек Бальцерович – профессор Варшавской школы экономики. Член престижной группы международного института финансов в Цюрихе, разрабатывающего рекомендации по предотвращению кризиса в ЕС. Лауреат многочисленных премий и званий – о современном положении России:

«Экономика России очень слаба. Ее зависимость от экспорта природных ресурсов за последние 10 лет только повысилась, и теперь 70% экспорта – это природные ресурсы, в основном нефть и газ. В 1994 г. – 50%, сейчас – 72%, то есть страна совсем не модерновая. Экономика России не лучше, чем экономики наименее успешных латиноамериканских стран. <…>Растет политизация экономики. Либо через явную государственную собственность, либо через неформальные связи с государством. Я не знаю ни одного примера стран, которые были бы успешны при такой модели».

«С 2003 года наблюдается вектор перемен к худшему. Прежде всего – сокращение плюрализма в политике. Неуспешное государство – всегда результат политики».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка только для незарегистрированных пользователей. Все комментарии премодерируются. *