Жизнь Киева и курс Украины

13.03.2015 0 Автор admin
Spread the love

Олег Кудрин

Последний год я часто бываю в Киеве. И каждый раз вижу изменения в настроении города. В последнюю поездку в его атмосфере уже явно чувствовалось, что это столица воюющей страны. Напряженные лица, тревога в глазах.

В этот раз мне пришлось общаться с друзьями моего киевского приятеля. Они выехали из Донбасса и обосновались в Киеве. С особой горечью эти люди вспоминают весну-2014, когда только начиналась «гибридная агрессия» на востоке Украины. Были ли местные жители среди тех, кто участвовал в сепаратистских выступлениях? Конечно, были, бывали… Но сколько же в той толпе было приезжих, «политических туристов»!
Вот человек, вставляет древко с российским флагом в металлический держатель у украинского госучреждения в Донецке. И весело спрашивает с неместным акцентом: «Ну чё, ребята, где у вас тут пожрать можно?». А вот в общественном транспорте группы приезжих с российскими флажками интересуются, как оплачивать проезд. Им говорили: «Мужики, имейте совесть. Вы бы хоть как-то маскировались». «Ничего. Нормально», – смеялись те в ответ.
Неужели донеччане, мои собеседники, не сопротивлялись попыткам захватить их город? Сопротивлялись. Но в какой-то момент они почувствовали, что уже поздно. Их просто сомнут, в лучшем случае изобьют до полусмерти. Тогда они уехали, понимая, что вскоре их родная земля превратится в подобие Сомали. А местная милиция… Местная милиция бездействовала.
А как же с преследованием русских, русскоязычных? Вот примечательный факт. Как раз в эти дни, 9 февраля, в киевском литкафе «Довженко» прошел поэтический вечер замечательной супружеской пары Мария Галина (поэт и прозаик, член редколлегии «Нового мира») и Аркадий Штыпель (поэт). И стихи они читали – почти все – на русском. На украинском – лишь несколько, поскольку владеют им в куда меньшей степени. Да и эти несколько строк на украинском они огласили, конечно же, не потому что кто-то заставлял, а из вполне симпатичного поэтического хвастовства, озорства (мы и так можем!)

По окончании вечера домой ехал в метро. В вагон зашли несколько человек в камуфляже. Говорили друг с другом раскованно, с «подколками». «Давай-давай, учи получше. А то в первом же бою убьют». Совсем короткая фраза, но как она показательна психологически. Местные воины говорят не о том, как убить других, а как защититься от смерти самим. То есть глубинная установка не на агрессию, а на оборону – себя, своей страны.
Кстати, о метро. На следующий день у Киевской горадминистрации был митинг. Протестовали против повышения цен на метро – с двух гривень до четырех (в пересчете это примерно вдвое дешевле, чем в Москве). Митинг небольшой – несколько десятков человек. В подземном переходе – еще два десятка пенсионеров, тоже что-то обсуждают. На тех и других милиция не обращает особого внимания. В Украине – свобода собраний, никаких разрешений на общественные акции не нужно.
В Украине вообще, может быть, даже слишком много демократии – для страны, находящейся в состоянии войны. Именно поэтому многие требуют принятия решения о введении военного положения. Ведь война для демократии, особенно незрелой, находящейся в стадии становления, получившей в наследство коррупционную спайку, а не разделение властей, очень тяжелое испытание.

Судя по всему, российское руководство очень надеется «раскачать» ситуацию по всей стране. Прежде всего – в Киеве, с тем, чтобы получить украинское правительство, подконтрольное Москве, осуществить «грузинизацию» Украины. Но, по-моему, это огромная, катастрофическая ошибка, предполагать, что в Украине сработает грузинский вариант.
Там был недолгий и не столь кровопролитный конфликт. Здесь настоящая и уже долгая война. Там мировая общественность очень ограниченно поддерживала Тбилиси, многие на него возлагали ответственность за начало конфликта. Тут ситуация совсем другая – катастрофическая изоляция и самоизоляция России нарастают. А Украина чувствует поддержку мира.
Поэтому, если все же удастся «раскачать» ситуацию в Киеве, то следующее правительство этой страны будет куда более решительным, куда более жестким. И по отношению к России, и по отношению к коррупции. А ведь люди очень любят борьбу с коррупцией (настоящую). Значит, народная поддержка такому правительству будет обеспечена. И мировым игрокам тоже придется признать такую власть, если она вдруг придет.
Слушая ангажированных, необъективных советников, Кремль сегодня идет на большие жертвы: человеческие, финансовые, имиджевые. Но ради чего? Чтобы получить в итоге еще худший для себя результат?
Россия в ХХ веке уже пережила два полураспада. У нее может не хватить запаса прочности, чтобы пережить третий…
В недавнем номере «толстого» журнала «Урал» вышел мой небольшой материал о российско-украинском разломе – «Пессимистическая трагедия». Уверен, ситуация сегодня выглядит именно так: затяжная, братоубийственная и самоубийственная война.
Нужно помочь России очнуться от шовинистического, имперского угара…

Олег Кудрин, журналист, литератор.