Вадим Постников. Жулье и судья: два сапога – пара.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

“Суди меня, судья неправедный”
А.Н.Островский “Гроза”

Сфера ЖКХ – самое удобное место для совершения разнообразных уголовных преступлений. Удобное потому, что в правоохранительных и правоприменительных органах наотрез отказываются защищать нарушенные права граждан. И чтобы привлечь внимание к безобразиям, отдельные личности решаются на открытый протест – они приостанавливают плату за жилищные и коммунальные услуги. Как правило, на них подают иски, а суды с охотой их принимают. В таком четком взаимодействии просматривается коррупционное взаимодействие.

О коррупции свидетельствует принятие искового заявления, несмотря на отсутствие в нем указания на нарушенные права истца. Но согласно ст. 2 ГПК РФ “задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений”.

Всё гражданское законодательство просто трубит о нарушенных правах. Согласно ч.1 ст.3 ГПК РФ “заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов”. Согласно ч.1 ст. 4 ГПК РФ “суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов”.

Согласно п.4 ч.2 ст. 131 ГПК РФ “в исковом заявлении должны быть указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования.”

Если судья имеет коррупционный интерес, то он делает вид , что требование о нарушенных правах не касается тех, кто занимается поборами в сфере ЖКХ

По жилищному законодательству порядок исполнения обязанностей по оплате за потребленные услуги в жилищной сфере устанавливается на высшем государственном уровне (п.16 ст.12 ЖК РФ). Этот порядок содержит требование исполнять обязанности исключительно в соответствии с договорами:

– согласно п.1 ст.8 ГК РФ гражданские обязанности вытекают из договоров,
– согласно п.1 ст.10 ЖК РФ жилищные права и обязанности возникают “из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом»,
– согласно ч.3 ст. 154 ЖК РФ собственники жилых домов несут расходы на их содержание и ремонт, а также оплачивают коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности.

– согласно ч.10. ст.155 ЖК РФ собственники помещений в многоквартирном доме оплачивают услуги и работы по содержанию и ремонту этих помещений в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности

Жилищное законодательство содержит императивное требование письменной формы договора между исполнителем и потребителем услуг (ч.1 ст. 162 ЖК РФ), в котором “одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны … за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы …” (ч.2 ст. 162 ЖК РФ).

При отсутствии договора обязательство может возникнуть исключительно вследствие неосновательного обогащения. Но, как правило, подаются исковые заявления о взыскании задолженности. Задолженности, которая не может возникнуть без заключения договора.

Принимая такие заведомо неосновательные иски к рассмотрению, судья фактически дает “отмашку”: Я СВОЙ. Таким образом, в суде нам будет противостоять коалиция из управляющей организации и коррупционно ориентированного судьи. Эта ситуация только внешне напоминает правосудие, а на самом деле говорит о подготовке расправы с гражданином, который посмел вызвать огонь на себя.

Таковы реалии. Они вынуждают нас создавать соответствующие нормы поведения в коррумпированном суде, когда рассчитывать можно исключительно на себя и на закон. В поисках образа для закона мне показался удачным образ вил для метания стогов сена – трехрожковых (под углом). Один рожок – материальный закон, второй – процессуальный, третий – доказательства.

И вот такими вилами нам надо припиреть судью к стене,

– вынуждая принимать решение по закону или

– отсекая всякую возможность второй инстанции оставить неправосудное решение в силе.

Такова суть стратегии защиты в коррумпированном суде.

Вадим Постников, эксперт

От редакции:

Если будет проявлен читательский интерес, то на страницах нашего издания будут размещаться различные технологические приемы защиты прав протестного неплательщика в сфере ЖКХ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка только для незарегистрированных пользователей. Все комментарии премодерируются. *