Алексей Власов. Бабло побеждает зло

17.07.2016 0 Автор Алексей Власов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Когда дровосеки вспороли живот волку,
то оттуда вылезли печень, селезенка, кишки всякие. Вот правда, дети.
Шутка из КВН

В сознании многих избирателей выборы представляются как столкновение идей.  Кандидаты, которые в своих публичных выступлениях агитируют за себя, стараются найти правильные слова, чтобы они, избиратели, выбрали именно его, его партию. В социальных сетях и интернет форумах кипят дискуссии, все наблюдают за политическими интригами, кто кого поддержал, кто что высказал, кто какие ходы сделал. Ток-шоу, интернет-холивары, социологические опросы, все с интересом наблюдают, и избирателям начинает казаться, что бенефициаром этого всего являет он – Избиратель. Он – гегемон всей предвыборной кампании. Он решает!!! А как иначе?

В своих радужных мыслях избиратели забывают о такой мелочи, как финансирование выборов, или, если говорить  по-умному, «финансирование избирательного процесса». Выражаясь словами известного гайдаевского персонажа: “За чей счет банкет?”

Мало кто из рядовых избирателей представляет организационную структуру выборов. Для того, чтобы информация о кандидате или партии дошла до избирателя, весь предвыборный процесс надо организовать. А для того, чтобы его организовать, за это надо заплатить. Почему-то, в среде тех, кто интересуется выборами, сложилась превратное представление, что оппозиция питается духом святым, на организацию выборов им не надо денег.

Оппозиционная журналистка Екатерина Винокурова на своей странице в  Фейсбуке правильно отметила:

У вас оппозиция, у которой особо нет программы, которая непонятно на что существует, и Вы считаете, что это нормально?
– Ну примерно да.
– А почему Вы об этом не пишете?
– Потому что если об этом писать, обвинят, что это заказ Кремля.
На этой моей реплике меня, как правило, перестают считать нормальным человеком и стараются перевести разговор на другую тему.
https://www.facebook.com/ekaterina.vinokurova.3/posts/10154145754874873

Такое ощущение, что в представлении многих, правильный, искренний оппозиционер, это тот, кто в рубище, покрытый язвами, с нечесаной бородой и лихорадочными от голода глазами, ползет по Красной площади и кричит “Путин  – диавол!!” Вот за такого, кристально честного, питающегося воздухом и благодарностью избирателей, можно и проголосовать. Остальные воры.

И вот тут надо избирателя огорошить:

В современной России выборы, это не столкновение идей и конкуренция за избирателя, это вопрос финансирования той или иной партии. Поэтому ключевой проблемой выборов в России является прозрачное финансирование партий.

Немного о суммах, которые тратятся на избирательную компанию. Два источника, по которым можно оценить сумму затрат на предстоящие выборы. Итак, телекомпания «Дождь» сообщает, что ПАРНАС потратит на выборы 100 миллионов рублей

ПАРНАС потратит на агитацию во время избирательной кампании перед сентябрьскими выборами в Госдуму до 100 миллионов рублей. Об этом на пресс-конференции 21 июня рассказал председатель партии Михаил Касьянов, отвечая на вопрос корреспондента Дождя.
https://tvrain.ru/articles/parnas_raskryl_rashody_na_predvybornuju_kampaniju-411794/?from=rss

Дмитрий Некрасов, который покинул Россию из-за преследований ФСБ, объявил о сумме в 1 млн. долларов, которую надо потратить на проведение выборов в одномандатном округе.

По результату у меня следующая бухгалтерия продолжения участия в кампании:
Вероятность выиграть выборы 20% (кто-то скажет много, но некоторые считают, что больше)
Вероятность сесть самому или еще хуже — не самому 20% (кто-то скажет много, но некоторые оценивают и в 90%)
Вероятность потратить еще 1 млн долларов 100%

http://echo.msk.ru/blog/dmitry_nekrasov/1793882-echo/

Кроме затрат непосредственно на выборы, политические партии должны тратить деньги на текущее содержание партийной структуры.

Закон «О политических партиях» (ст. 3, п. 2) определяет, среди прочего, что политическая партия должна иметь региональные отделения не менее чем в половине субъектов Российской Федерации (после присоединения Крыма и Севастополя — как минимум в сорока трёх), иметь не менее 500 членов и её руководящие и иные органы должны находиться на территории Российской Федерации.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Политические_партии_России

Минимальные затраты на содержание регионального отделения коло 50-70 тысяч рублей в месяц.

Всё это нужно для того, чтобы согласно все того же закона о «Политических партиях», сдавать вовремя отчетность в Министерство Юстиции РФ, в том числе и о численности политической партии. До либерализации законов в 2012 году, были еще требования по 50 тысячам членов, невыполнение которого могло привести к снятию партии с регистрации. Для региональных отделений был лимит в 1000 человек. Если региональное отделение  каждый год не будет предоставлять такой отчет, оно могло быть снято с регистрации. И всё. Партийные амбиции заканчиваются.

Кроме отчетов о деятельности, где в обязательном порядке предоставляются списки членов партии, предоставляется еще финансовый отчет, в соответствии с пунктом 1 статьи 289 НК РФ.

Кто-то должен данный отчет формировать, и вносить, в случае требования налоговых органов, исправления. И это должен быть специалист, фактически бухгалтер, с соответствующей заработной платой. Квалифицированный труд бухгалтеров дорог.

Также надо учитывать, что согласно п. 2 статьи 37 ФЗ-95

Политическая партия, не принимавшая в течение семи лет подряд участия в выборах в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, подлежит ликвидации согласно статье 41 настоящего Федерального закона.

До либерализации период, в течение которого партия была ОБЯЗАНА принимать участие в выборах, равнялся 5 годам. Теперь 7. вот такая вот либерализация. Но основные структуры партий-старожилов формировались именно в период действия старого законодательства, что наложило свой неизгладимый отпечаток.

Любая политическая партия, не принимающая участие в выборах в течение семи лет, снимается с регистрации. Раньше данный срок составлял пять лет. Поэтому партии вынуждены принимать участие в выборах. Просто вынуждены. Нельзя взять и пропустить сезон. Это чревато снятием с регистрации. Законодательство ставит политические партии в жесткие рамки. С одной стороны большое количество отчетности, с другой стороны требование участвовать в выборах.

Любое участие в выборах это деньги. Деньги не только на агитационные материалы, но и на зарплату «активистам», начальникам штабов, размещение политической рекламы, юридическое обеспечение. Для того, чтобы провести кампанию по выборам в Государственную Думу, в каждом регионе нужно иметь структуру, которая хотя бы в минимальном объеме смогла бы вести агитационную компанию. Причем структура должна быть надежной, иначе любой срыв может привести к ликвидации партии, что повышает стоимость структуры, поскольку высока стоимость ошибки. Невозможно найти исполнителей за смешные деньги, чтобы содержать структуру. Сами исполнители тоже делают бизнес. Начальники штабов пишут в смету расходы на агитаторов, а потом зарабатывают тем, что находят более дешевых агитаторов. Разницу – в карман. Ничего личного, только бизнес.

Один из лидеров тульской оппозиционной партии рассуждал о том, что нужно уметь продать структуру. Любые активисты и агитаторы – это всего лишь товар. Задача правильного регионального политика – сформировать структуру и продать. Ничего личного, только бизнес.

Таким образом, при формировании региональных структур партий, в меньшей степени берется в расчет идеологическая составляющая, только бизнес. Неважно, разделяет человек цели и задачи, важно, чтобы он смог набрать 10-15 человек, которые готовы за будущий заработок в период избирательной компании вступить в партию.

Есть еще одна особенность формирования бюджета партий. Все партии в России – партии сталинского типа. Что вкладывается в это понятие, «Партия сталинского типа»? Это такая партия, в которой финансирование идет жестко сверху. Бюджет формируется на федеральном уровне и спускается вниз к региональным отделениям.

Любую политическую партию контролирует тот, у кого в руках находятся финансовые рычаги, а не политические.  Большинство российских партий финансируются именно по такому принципу.

Римская мудрость гласит: ищи того, кому выгодно. Кому выгодно, чтобы та или иная партия вошла в органы власти? Элементарная логика подсказывает, что тем, кто оплачивает предвыборную кампанию. С обыкновенной, человеческой точки зрения это и понятно: ты вложил деньги, а теперь ждешь, что тебе после этого будет прибыль. Как правильно говорят наши российские бизнесмены: в чем “выхлоп”?

В российской политике присутствует такая особенность, как региональная политика. Региональная политика зачастую отличается от федеральной. И в тех местах, где есть конфликт интересов, на местном уровне, выборы проходят конкурентные. Местный уровень ограничивается уровнем города или какого-либо района. Вот там еще теплится политическая конкуренция, потому что практически нечего делить. Там же, где в дело вступают финансовые интересы, оказывается мощное административное давление, и выборы проходят по срежиссированному сценарию. Надо понимать, что в основном все федеральные регионы являются дотируемыми, и местные парламенты имеют декоративную функцию. Вся власть сосредоточена в исполнительной ветви власти, и местным элитам заявляют, что от того, как пройдут выборы, зависит финансирование  из центра. Как потопаешь на выборах, так и полопаешь.  Исключения составляют только ничего не значащие муниципальные выборы, но и на них, при конфликте с руководством региона, начинается беспредел (стоит отметить посадку мэра Ярославля Урлашова, снятие Ширшиной в Петрозаводке, уголовное дело  мэра Владивостока Пушкарева).

Поэтому политические партии в регионах не борются за власть, а изображают кипучую деятельность, чтобы показать свою лояльность. Им за это выделяют финансирование, если они ведут согласованную политику. Если деятельность партии, по мнению Администрации Президента, не соответствует целям и задачам, которые перед ними формулирует Администрация Президента, партии под любыми предлогами до выборов не допускают, будь то проверка подписей или еще что-нибудь, на что хватит фантазии у местного избиркома. В Барвихе, например, возбудили уголовное дело за уклонение от службы в армии на кандидата от ФБК Ивана Жданова. (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/04/14/637758-navalnogo-delo)

После 2011 года Гарри Каспаров на одной из встреч рассказывал, что в регионах начинают «сушить спонсоров». Способ финансового контроля наиболее эффективный, по мнению администрации, и полностью соответствует «парадигме Володина», когда до выборов допускают только правильных кандидатов и партии. Те, кто не демонстрирует лояльность, тем начинают «сушить спонсоров», а то и вовсе заводят уголовные дела на партийных активистов, как бы подавая сигнал, так как судебная система одна из сигнальных систем действующего режима. Тем, кто ведет себя правильно, выделяют деньги через бизнесменов. Как известно, операция «Референдум» в Крыму финансировалась через частного бизнесмена,  Константина Малофеева (http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2014/05/16/premerom-doneckoj-respubliki-izbran-aleksandr-borodaj). В связи с тем, что все денежные потоки теперь контролируются, конечно же, в связи с угрозой терроризма, независимого финансирования крупных политических партий  нет.

Стоит отметить, что политических партий, в классическом понимании, в России не существует. Есть проекты завязанные на конкретного лидера, то есть «вождисткие» партии. Исключение составляет только «Единая Россия», партия номенклатурных чиновников и крупных бизнесменов. Там работают несколько другие законы. В связи с тем, что партии «вождистские» и «сталинского типа», всегда есть опасение у лидеров (финансовых лидеров), что партию отожмут. Так, в результате праймериз партии ПАРНАС, второе место в федеральной тройке занял Мальцев, и уже в «Новой газете» появилась статья со следующим заявлением.

Мальцев на такие предположения отвечает твердым «нет»: он не даст даже повода подозревать его в стремлении «отжать» партию, поэтому будет отдельно обсуждать с Касьяновым, стоит ли сторонникам вступать в ПАРНАС. (http://www.novayagazeta.ru/politics/73836.html)

Употребление самого термина «отжать», определяет политическую партию как бизнес-проект, который не зависит от рядовых участников. Членов партии «отожмут» вместе с партией. Такая классическая скрепа крепостничества: члены партии идут в нагрузку к проекту. В связи с этим демократические процессы в партиях давятся на корню, так как  в бизнесе не может быть демократии, в бизнесе может быть только жесткое вертикальное управление.

И последнее о финансировании. Сейчас несколько партий поставлены в изначально более выгодные условия, за счет наличия государственного финансирования, согласно закона «О политических партиях».

  1. Всероссийская политическая партия “ЕДИНАЯ РОССИЯ”, количество голосов — 32 371 737 * 110 = 3 миллиарда 560 миллионов 891 тысяча 70 рублей.
  2. Политическая партия “Коммунистическая партия Российской Федерации”, количество голосов — 12 599 420 * 110 = 1 миллиард 385 миллионов 936 тысяч 200 рублей.
  3. Политическая партия “СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ”, количество голосов — 8 695 458 * 110 = 956 миллионов 500 тысяч 380 рублей.
  4. Политическая партия “Либерально-демократическая партия России”, количество голосов — 7 664 516 * 110 = 843 миллионов 96 тысяч 760 рублей.
  5. Политическая партия “Российская объединенная демократическая партия “ЯБЛОКО”, количество голосов — 2 252 327 * 110 = 247 миллионов 755 тысяч 970 рублей.

Картина выборов с точки зрения партийных функционеров разительно отличается от картины выборов с точки зрения избирателей. Для политических партий абсолютно невыгодно привлекать активистов, которые качают права, выгодно привлекать исполнителей, которые четко и в срок выполняют приказы и, желательно, подешевле. Начальники штабов федерального уровня ищут исполнителей подешевле, и таких, которые хотя бы что-то сделают, а не выкинут агитационные материалы в ближайший мусорный бак. Некоторые агитаторы в период выборов работают на несколько партий. Многие региональные местные отделения работают по графику месяц через пять лет, в период между выборами вообще не проявляя активности. Конечно, находятся такие, кто проявляет активность, но они партаппарату только мешают. Для ведения предвыборной агитации выстраиваются кормовые цепочки, основанные на личных связях, а не на приверженности идеологии.

Избирателям, которые выбирают, за какого кандидата  кинуть бюллетень в урну, надо обращать внимание не только на то, что говорит кандидат, но и кто его финансирует.

Проблемы финансирования в западных демократиях не существует потому, что каждые выборы это, фактически, дележка бюджетного пирога. Есть определенная сумма, которую собрали с помощью налогов, и вот избиратели всей страной решают: как тратить будем? В США перед выборами Президента публикуют список спонсоров. Компании, которые финансируют выборы, рассчитывают на преференции, по русски на «выхлоп». Победит идея всеобщего медицинского страхования, в прибыли будут те компании, которые выпускают медицинское оборудование. Другие компании открыто лоббируют свои интересы, но решают, в конечном итоге,  избиратели. В этом и есть сакральный смысл выборов.

В России совершенно все не так. Партии существуют для того, чтобы создать видимость политического процесса, а центры решения экономических вопросов находятся совсем не в политических структурах. Избирателя до дележки бюджетного пирога не допускают. Поэтому все голосуют за красивого кудрявого, или за мачо с обнаженным торсом, а не за то, куда будут тратиться деньги налогоплательщиков.

Партии при этом скрывают источники своего финансирования и предпочитают не афишировать, сколько денег тратится на выборы, большие суммы идут просто черным налом. Происходит это от того, что на избирателей партии не рассчитывают. Ни одна партия не финансирует свою деятельность через взносы своих членов, а ведь взносы это еще и контроль за деятельностью партии, перестанет партия удовлетворять пожеланиям избирателей – прекратится финансирование. Если бы такая практика была повсеместна, то разговоры о том, что один лидер «отожмет» партию у другого вообще бы не велись. Единственный политик, который попытался реализовать «народное финансирование» – это Навальный.  На выборах мэра Москвы пожертвования шли от граждан через Яндекс-кошелек. Сразу начались уголовные дела на сторонников Навального, и даже многих жертвователей запугивали, вызывая их в полицию для дачи показаний в качестве свидетелей, а на самом деле давая понять, что мы знаем, кто пожертвовал на кошелек Навального, и если что, припомним. А потом и вообще ужесточили, в антитеррористических законах, контроль за переводами через электронные кошельки. Понятно, что мы верным путем идем, товарищи. И этот путь пытаются перекрыть.

Потеря финансового контроля над политическими партиями  – страшный сон Администрации. Это даже страшней, чем потеря политического контроля. Сейчас деятельность партий регулируют открытием и закрытием вентиля денежных потоков. У нас вообще все пытаются регулировать путем вентиля. Давно пора сломать вентиль.

Важно также добиться такого финансирования политической партии, чтобы величина среднего взноса колебалась от 500 до 1000 рублей, и жертвования были бы массовыми, поскольку при массовом краудфандинге размывается центр влияния на принятие решений, и трудней продавить инициативу, выгодную кому-то одному, а не всей массе заинтересованных лиц. Странно, что либеральные партии, постоянно говоря о «наемных менеджерах» во власти,  сами, по отношению к свои партиям, такой принцип применять отказываются. Партийные лидеры должны быть зависимы от рядовых членов, а не реализовывать свои амбиции на где-то полученные капиталы. Тогда и порно-роликов с лидерами оппозиции будет меньше, и лидер списка на праймериз определяться будет.