Дмирий Шульгин – Проверка на вшивость.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

В последнее время я довольно часто, к сожалению, слишком даже часто, сталкиваюсь с «размышлениями» некоторых неглупых, казалось бы, людей на тему: «Почему это для русских людей “украинский вопрос” (отношение к Майдану, Крыму или Донбассу) вдруг стал критерием порядочности? А что, других критериев уже не осталось? Человек может иметь свое мнение по этим вопросам, и оно может быть отличным от того, что считают правильным украинцы». С разными вариациями, но на эту тему высказываются и некоторые «оппозиционеры», и даже «признанные либералы».
Что ж, придется объяснять все на пальцах, если люди в самом деле не понимают прописных истин. Но я люблю такие вещи объяснять на простых примерах.
Я бывал в Германии – и в «восточной» (бывшая ГДР), и в «западной». И одно из сильнейших впечатлений от этих поездок было отношение немцев к «еврейскому вопросу». Когда я попал в Берлин, то был сильно удивлен отсутствием полицейских на улицах (по сравнению с Москвой, в Берлине их вообще нет). Мы даже как-то раз натолкнулись на «кортеж» Меркель. Идем по улице, нас обгоняют две машины, останавливаются, из первой выходит Меркель, из второй выходят два охранника, канцлер проходит по тротуару у нас перед носом (метров 5 до нее было) и входит в здание. Мы так растерялись, что даже не успели смартфонами щелкнуть. Потом я очень удивился, когда увидел на площади перед Рейхстагом всего одного полицейского, который спокойно прогуливался вокруг здания. Я поднялся на крышу Рейхстага и рассматривал через стеклянный купол депутатов – полицейских на крыше с туристами вообще не было.
А вот когда мы с коллегами подошли к музею Холокоста, то увидели там 5 полицейских и несколько охранников. У нас была девушка переводчица. Мы не выдержали и попросили ее задать вопрос охраннику, зачем здесь пять полицейских, а у Рейхстага всего один? Я не знаю немецкий, поэтому не могу отвечать за точность перевода, но я не сомневаюсь в правдивости переводчицы. Итак, охранник усмехнулся на этот вопрос и ответил: «Вы еще не понимаете, сколько тут вокруг спецагентов в штатском ходит. Если террористы взорвут Рейхстаг, это будет для нас трагедия, но Германия ее переживет. А вот если коричневые подонки что-то сделают с музеем Холокоста – это будет такой позор, от которого Германия уже не отмоется, поэтому это здание охраняется лучше, чем Форт-Нокс».
Понимаете, после Холокоста прошло 70 лет, а для любого нормального немца, если, конечно, он не коричневый подонок с наколотой на бритой башке свастикой, отношение к «еврейскому вопросу» до сих пор остается первым и единственным критерием порядочности и вменяемости.
Русские, после того, что Россия сделала с Украиной, попали в ту же самую историческую ситуацию. На нас на всех теперь лежит это проклятие, нам еще сто лет от него не отмыться. И если через сто лет еще будет существовать Россия (как этнос русские в любом случае еще будут существовать), то и тогда для любого русского «украинский вопрос» будет такой же лакмусовой бумажкой, как для немцев «еврейский». И именно по нему будут судить о человеке в первую очередь.
Если вы и в самом деле этого не понимаете, то дальнейший разговор бесполезен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка только для незарегистрированных пользователей. Все комментарии премодерируются. *