Зиновий Каменев – КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ РОССИЙСКУЮ ПОЛИТИКУ

03.07.2018 0 Автор Taran

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Евгений Витальевич Ихлов, политолог, чьи блестящие статьи уже почти четверть века не оставляют автора этих строк равнодушным, уже продолжительное время призывает как своих коллег-публицистов, так и практикующих политиков включиться в дискуссию по основным вопросам того, как видится будущее России и ее политической и экономической системы тем, кому после краха путинизма придется взять на себе тяготы повседневного управления этими процессами. Последней по времени стала статья «Блок-схема экономполитики», опубликованная на Каспаров.ру.
Удивительно, но настойчивые призывы видного оппозиционного публициста не встречают понимания в оппозиционном лагере. Ладно экономика, в ней все-таки большинство с гайдаровских времен отдает предпочтение мнению экспертов,
не особенно заморачиваясь тем, что совершенно непонятно, кто этих экспертов таковыми назначил. Но, скажем, в вопросах конституционной реформы у нас каждый второй пикейный жилет, не считая каждого первого, является специалистом и смело подает советы космического масштаба. Тем не менее, люди, именующие себя политиками, вовсю предпочитают обсуждать очередной скандал, в котором фигурирует человек с именем Максим Кац, либо «вождизм» Алексея Навального. Увы, российская политика стала глубоко местечковой. Складывается впечатление, что те, кто называет сегодня себя политиками, фразу Цезаря о том, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме, поняли буквально. Между тем, последнее, что необходимо сегодня России – это выяснять то, кому возглавлять организацию партии «Яблоко» в Москве. Да и вопрос, кто будет баллотироваться осенью в мэры Москвы, далеко не так важен, как представляется тем, кто в эти дискуссии вовлечен.
Однако, узкопартийная местечковость современной российской политики – это следствие, вытекающее в значительной степени из неясно ощущаемой многими сегодня ГРАНДИОЗНОСТИ всех будущих перемен. Эта грандиозность потрясает
и пугает не только тех, кто ощущает их приближение, будучи встроен во власть
(к таковым, безусловно, относится Кудрин, предчувствующий обвал, но не представляющий себе, как с ним бороться – и что бороться с ним бессмысленно, добавим от себя), но и людей, которым по определению с этой властью надлежит бороться. Люди старшего поколения, заставшие, как автор этих строк, конец советской власти, прекрасно помнят, как тогдашние властители оппозиционных дум очень часто предавали анафеме не столько Октябрьскую революцию, сколько революцию вообще. Между тем, борьба с революцией как общественным феноменом, разрубающим гордиев узел многолетних неразрешенных проблем, абсолютно бессмысленна. Нельзя бороться с объективной реальностью.
И Богородица не велит, и Карл Маркс.
То есть, Россия в очередной раз беременна революцией? Мой ответ – ДА.
В доказательство приведу одну цитату. Не удивляйтесь, но это цитата – из бульварного боевика.
«Я жил в России, я помню Россию, и я знаю, о чем я говорю. Я видел многие другие страны, в которых были точно такие же проблемы. Авторитарная власть, замыкающаяся только на себя саму и не считающая нужным слушать общество. Общество, в котором идет война всех, против всех, холодная или горячая, не важно. И какая-то особенная, свойственная многим странам, не одной только России приверженность злу. Изобретательность на зло.
Поясню последнее. Мне довелось как-то общаться с человеком, который переехал сюда из России, он освоился настолько, что стал членом местного Ротари-клуба… так вот, он как-то мне сказал – в Америке я долго не мог привыкнуть к тому, что здесь все говорят то, что думают, и не надо искать двойное дно, и что здесь никто не пытается кинуть.
Я помню Россию. И помню, что это правда. Я помню. Русский юмор… здесь нет и сотой доли тех богатств юмора, что есть в России… но плюс ли это нам – что у нас есть столько поводов для ядовитого смеха?»
И еще оттуда же: «Есть в США что-то такое… что остается праведным и чистым, несмотря на весь тот сонм ошибок, который совершила и соверщает эта страна. Какой-то неугасимый огонь. Эта страна вот уже почти триста лет идет к свету. Спотыкается. Но идет.
Погасить этот огонь – и станет хуже всем».
Автора, воскликнет читатель. Извольте, Александр Афанасьев. Путинист и имперец до мозга костей. А эти размышления в боевике «Однажды в Америке» принадлежат умному агенту путинской разведки в США. Кому как, а по мне, если к таким выводам приходят неглупые сторонники нынешнего режима, то этот режим – живой труп.
Мене, текел, фарес.
Сочтено, взвешено, измерено.
Вот и давайте примем как данность, что нашу страну ждет очередная революция. Из этого основополагающего тезиса и будут исходить все последующие выводы.
Какая революция нас ожидает? Для правильного ответа на этот вопрос, рассмотрим, а каковы основные характеристики нынешнего режима. Не ошибусь, если скажу, что отличительной чертой этого режима является какая-то удивительная для динамичного XXI века дремучая архаика. Я думаю, не стоит повторно приводить примеры таковой в повседневной жизни. Постоянные читатели Каспаров.ру смогут привести массу свидетельств самостоятельно. Тут
и антидемократическая внутренняя политика с засильем клерикализма и поистине имперскими полномочиями главы государства, тут и агрессивная внешняя политика с колониальными войнами. В основе же экономической политики такого архаичного режима лежит внеэкономическое присвоение прибавочного продукта паразитическим классом: лучше ситуацию с доминированием на всех уровнях экономки прикомандированных сотрудников ФСБ – «нового дворянства»
по Патрушеву – не описать. И не надо обольщаться. Оставшиеся от времен чубайсовой приватизации «олигархи» – никакие не предприниматели. Время предпринимателя, эконогмического агента, непрерывно генерирующего инновации (по Шумпетеру) в России еще не пришло. Нынешние крупные «капиталисты» не работают на максимизацию собственной прибыли, а действуют как обслуживающий персонал правящей опричнины. Не с Рокфеллерами, Гарриманами и Морганами они должны себя сравнивать, а со средневековыми Барди и Фуггерами, обслуживающими различные монаршие дворы, в лучшем случае – с Круппами
и Шахтами второго и третьего Рейхов. Их грядущая судьба – это судьба персонажей «Гибели богов», великолепного фильма Лукино Висконти о судьбе тех, кто взялся своими капиталами обслуживать Зло.
Отсюда понятно, что цель грядущей революции – это уничтожение всего того, что поддерживает архаику и внеэкономическое присвоение для того, чтобы открыть дорогу обществу, генерирующему инновации. Такая революция, как известно, называется буржуазно-демократической. Итогом ее должно стать уничтожение как класса «нового дворянства» и обслуживающей его финансовой прослойки.
То есть, что же – национализация?
ДА.
Именно так. Уничтожение правящего ныне класса без национализации невозможно. Собственно говоря, ни одна истинная революция без таковой национализации не обходилась. Даже Великая французская революция, образец революции буржуазной, не обошлась без превращения имущества эмигрировавшей аристократии в «национальное имущество». Другое дело, что это «национальное имущество» в отличие от более поздних национализаций быстро пошло в продажу. И никакие последующие реставрации отменить эту свободную продажу земель уже не смогли. Еще один пример национализации с последующей приватизацией – Мексика 1857 года. В ходе буржуазно-демократической революции законом, названным по имени революционного министра финансов, «законом Лердо», земельные поместья, записанные на гражданские и церковные корпорации, были национализированы. Таким путем была подорвана экономическая мощь католической церкви – оплота реакции. В дальнейшем, президент Бенито Хуарес внес поправки в закон Лердо, с одной стороны предохранившие собственность индейских общин от национализации и выставления на продажу, а с другой, дробившие национализированные церковные поместья на мелкие участки, доступные для покупки мелкими собственниками.
Нечто подобное должно произойти и в прекрасной России будущего. Госкорпорации, крупные акционерные общества, недвижимые имения виднейших сторонников режима должны быть национализированы. С целью последующей приватизации. Правила таковой надлежит разработать – это будет одна
из важнейших задач представительного органа, созданного в ходе революции.
Я намеренно не обсуждаю моделирование того, как это будет происходить, как
и не обещаю, что этот процесс с ходу повысит эффективность экономики. Всему свое время. Для начала, хотя бы осознаем этот факт. Во всей его непреложности.
По той же причине – всему свое время – я не обсуждаю в данной статье, например, крымский вопрос. Понятно, что ни Путин, никто другой, кто может оказаться во главе нынешнего режима, Крым обратно Украине не вернет. Решить крымский вопрос положительно может либо грядущая революция, либо военное поражение режима в войне со свободным миром, а войны «империалистической» хотелось бы все-таки избежать. В данной статье я рисую картину крупными мазками. Начнется революция – и вопрос будет решен. В ходе политических реформ.
Если мы говорим о революции, тогда очевидным будет факт слома вслед за экономической системой и системы политической. Отсюда вытекает необходимость отказа от ныне действующей конституции. Хотя тот же Евгений Ихлов в своих работах отстаивает необходимость внесения изменений в конституцию, ныне действующую, так, мол, перемены пойдут быстрее и эффективнее, но автор не может согласиться с этим тезисом. Отказ от действующей конституции, неоднократно к тому же изнасилованной ее гарантом, будет символическим актом полного разрыва с прошлым. Начинать строительство новой России надлежит с чистого листа! Поэтому-то и не обойтись без новой конституции, а, следовательно, не обойтись без Учредительного Собрания.
Буржуазно-демократический характер грядущей революции предъявляет особые требования к новой конституции. Это должна быть конституция, обеспечивающая максимальную возможность самовыражения граждан во всех сферах жизни. Это означает, что новая конституция должна быть конституцией парламентской республики. Людям много лет затыкали рты. Теперь они должны получить право говорить.
Да, всем известно, что парламентскую республику может погубить словоблудие. И отсутствие опыта социальной организации в России может к этому финалу и привести. А вот в том, чтобы этого не произошло и состоит задача тех, кто называет себя политиками. Чтобы парламентское правление, то есть управление посредством говорения, не вылилось в пустую болтовню, необходима доминирование в парламенте революционной партии либо коалиции, способной составить действующее и авторитетное революционное правительство.
Где в политическом спектре место такой революционной партии или коалиции? Как известно из истории, такие партии вслед за Францией обобщенно называют радикальными, радикально-социалистическими, радикально-демократическими и т.д. Иногда их еще называют леволиберальными, но на взгляд автора, это не совсем верно. В составе радикалов есть левые либералы, но левым либерализмом политический радикализм не исчерпывается. Радикальная партия причудливым образом соединяет в себе социальные, либеральные, демократические и национальные идеи. В наивысший период революции место в такой партии или союзе найдется многим. По завершении героического этапа революции такие партии обычно распадаются и в процессе этого распада в ряде стран как раз и сформировалась современная политическая система.
Из понимания вышесказанного вытекает следующее соображение. То, что разделяет сегодня нынешних оппозиционеров, не есть стратегически важные на сегодня разногласия. В той или иной степени, как представляется автору, вышеизложенные тезисы могут разделять оппозиционеры самого широкого круга: условно от Удальцова и Ильи Пономарева, до Явлинского, Навального и Гудкова, да и национал-демократы, наподобие Алексея Широпаева и Ильи Лазаренко. Все они на сегодняшний день, нравится им это или нет, радикалы и не только в глазах власти. И все сходятся в главном: в отторжении архаичного режима и необходимости его скорейшего демонтажа. Различие в деталях. На сегодняшний момент несущественных. Да, все мы вышли из сталинской шинели и сей процесс освящен резолюцией XI съезда РКП(б) «О единстве партии», но пора уже признать, что единство в политике может быть только в многообразии.. Это в прекрасной России будущего, кто-то так и останется радикалом, а кто-то станет умеренным. Завтра. Но не сегодня. Хватит, пообливали грязью друг друга – пора уже и делом заняться.
А для этого, кстати, нет необходимости в формальном объединении, нет необходимости всех загонять в какую-то жесткую структуры и называть ее партией. Тем более, что режим на пути формирования легальной оппозиции регулярно ставит преграды.
И слава Богу. И не надо что-то создавать по правилам режима. Пора организовываться альтернативно. Как бы не стремилась власть зарегулировать все процессы – зарегулировать всю жизнь ей никогда не удастся. Первый опыт создания такой площадки для самоорганизации уже имеется – это Форум Свободной России. Такая же площадка нужна не вне страны, а внутри. Не надо забывать – Индийский Национальный Конгресс, например, создавался для антиколониальной борьбы именно не как партия, а как своего рода альтернативный парламент индийцев вне зависимости от расы или вероисповедания. Не знаю, как кому, а автору идея такого конгресса за прогресс во имя будущего, кажется назревшей. А на этой площадке можно будет и доспорить по всем актуальным вопросам. А там и до действий дойдет. Уже скоро.