Ихлов Евгений – Если сказать все по – простому.

18.02.2019 0 Автор Taran

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Решил временно отбросить все физические, химические и космологические аналогии социальных процессов и кратно изложить своё видение ситуации в России.

1. Для действительно революционного (революционного с точки зрения марксистской историографии) изменения, или, если угодно, фазового перехода социума в принципиально иное агрегатное состояние необходимо сочетание двух факторов:

а) наличие субэлиты, готовой обрести политическую субъектность и предложить иное видение социума, т.е стать контрэлитой [например: третьего сословия, бюргерства*, становящегося буржуазией** и средним классом*** {включая буржуазную интеллигенцию}];

б) наличие в социуме исторической памяти об успешном самостоятельном социальном действии, в т.ч. выстраивании «кругов солидарности» и самоорганизации на разных уровнях.

Важно учесть, что ускорение процесса перехода вызывает непрерывные размежевания и расколы по вопросу темпов и направления изменений. Эти расколы – объективны. Каждая сторона такого раскола затем участвует в “кастинге” социальных лидеров. От этого объективного размежевания надо отличать препятствующие координации действий субъективные доктринальные расхождения не имеющие отношения к базовому противостоянию.

2. Социально-исторический слом установившихся порядков происходит при наложении остаточного эффекта о предыдущем социальном катаклизме, в котором социум достойно ответил на вызов, на сравнительно недавний кризис, заставляющий пересмотреть условия «общественного договора».

Примеры.
Для событий 1917-18 годов это – сочетание краха крепостничества с десакрализацией монархии**** и державного патриотизма***** в глазах народных масс в 1916 году.
Для событий рубежа 90-х – Победа во Второй мировой войне и десакрализация Советской системы.
Сейчас это – крах СССР и советских порядков, и шок от псевдолиберальных реформ, отменивших путинский патернализм.

3. Соответственно, вся политико-психологическая война режима с возможной протореволюционной оппозицией идёт по нескольким направлениям:

а) внушить, что все исторические процессы – результат заговоров или сговоров «элит», поэтому у нации нет политической субъектности, она никогда не была фактором истории, и все произошедшие изменения – спектакль, скрывающий «борьбу внутри элит»;

б) подрывать любую надежду на успех солидарного коллективного действия и самостоятельной самоорганизации, «внушаемая беспомощность» (при одновременной демонстрации пользы от индивидуальных «челобитных»);

в) препятствовать появлению идеологии и когорты лидеров, которые временно снимают доктринальные разногласия внутри оппозиции.
_______

* Бюргер (и цеховой мастер) уже осознаёт свою самостность, свою важность для социального порядка, умеет самоорганизовываться для отстаивания своих интересов (гильдии).

** Буржуа – уже готов отстаивать не только гражданское равноправие, но и политическое.

*** Учитывая квазифеодальный характер советского и псевдофеодальный характер нынешнего российского общества современные социальные аналоги подобрать несложно.

**** Дело не только в расстрелах и погромах 1905-06 годов, но и в том, что именно сакральная власть разрушила и дискредитировала основу социального космоса – общину.

***** Накопившаяся усталость от психологически невыносимой для крестьян окопной войны и разочарование от итогов Брусиловского прорыва – огромные потери не только не привели к победе, но завершились лишь появлением нового фронта – Румынского, сам Брусилов стал восприниматься как «генерал-мясник» и вызывал у солдат ужас.

_________________________

ДОПОЛНЕНИЕ

Ихлов Евгений

Российский либерализм: расфасовка и пересортица

Путём каскада из двух опросов мне удалось создать для себя систему очень чётких критериев разделение условно правой российской оппозиции.

Для этого я вновь созвал сессию своей Виртуальной Учредилки для решения принципиального вопроса: принять или отвергнуть сам принцип «цензовой демократии» (т.е. ограничения активного избирательного права).

Почти конституционным большинством (63% на 37% от 148 проголосовавших) любые ограничения на право избирать (право быть избранным – это пассивное избирательное право) были отвергнуты.

Я счёл это идеальным критерием разделения интеллигентской оппозиции [в случае для живущих в других странах или ассоциирующих себя с ними – демократов-западников-рыночников] на «демократов» (большинство) и «либералов» (меньшинство).

Однако солидное число «либералов» вынудило меня поставить вопрос о предпочтительной системе определения принципа ценза.

Я отринул саму возможность образовательного и возрастного ценза, потому что вводить их не имеет смысла: не имеющих среднего образования почти не осталось, а молодежь и без того игнорирует выборы. Что же касается ценза оседлости, то, как я понимаю, массовая раздача гражданства гастарбайтерам и регистрации практиковалась только один раз – при местных выборах в Завидово в 2016 году (что не пустить команду ФБК), и поэтому он также не имеет смысла – в России нет сезонных рабочих-граждан как явления – кроме вахтовиков.

Поэтому я поставил на голосование (см. Приложение) два варианта критерия отсечения от выборов.

За их основу я взял два предложения из прошлогодней публицистики, проходящей на фоне избирательной кампании на пост Президента РФ, точнее, пониманию неизбежного путинского триумфа за счёт поддержки наиболее легко внушаемых категорий (термина «глубинный народ» – ещё не было), верящих что только один Путин спасёт народ от таких хищных монстров как Кудрин и Медведев, только и ждущих момента лишить народ пенсий и повысить налоги…
(Мультипликационная ядерная бомбардировка Флориды в качестве главной предвыборной фишки ещё была непредставима – всё-таки главу государства от ген. Ивашова и Проханова отличали).

Предложение Ю.Л.Латыниной (отсечь бедняков и получателей пособий) стал у меня первым вариантом, а предложения одно время консультанта [?] предвыборного штаба кандидата К.А.Собчак проф. В.Л.Иноземцева (отсечь бюджетников и силовиков – я добавил и работников госкорпораций) стал у меня вторым вариантом.

Голоса моих читателей распределились в пропорции приблизительно 7:3 (70% на 30% при 53 проголосовавших) – в пользу второго варианта.
Фаллократия опять торжествует!

Интересно, что когда 228 лет назад французские конституционалисты вводили имущественный избирательный ценз, он обосновывался не тем, что бедняки выберут популиста с «шариковской» программой, но как раз антиолигархизмом – опасением того, что богачи скупят голоса бедняков.

По мере укрепления либерального конституционализма эти опасения были сняты появлением массовых левых партий. И тогда уже пришёл страх перед социалистической угрозой, которую воплощали Клемансо и Каутский…

Страх же перед материально зависимыми от государства и имеющих «пониженную политическую ответственность» социальными группами – это уже постсоветское.

Поэтому определив сторонников ценза как либералов, выделим «умеренных», видящих главную угрозу в государстве-манипуляторе, и «радикалов», просто выступающих за политическую дискриминацию бедняков, как сторонников перераспределительных социально-экономических реформ.

Весомый перевес антиэтатистов над антипауперистами внушает некоторый оптимизм.

Впрочем, становится понятно, почему российские либералы-оппозиционеры потерпели столько поражений в попытках создать массовые протестное движение – слишком много в их рядах было откровенных и прикровенных демофобов.
А так искусно притворяться «народными», как это умеют власти и тоталитарная оппозиция, они так и не научились…

Всё-таки российские правые либералы – наиболее, даже патологически честная политическая сила: и хотят соврать, но толком не могут…
Такой результат сочетания веры в своё мессианское предназначение с патрицианским высокомерием…

Но может быть, тут всё дело в том, что правым либералам проще представить себя у (при) власти, отбивающихся от «левых популистов», чем демократическим путём завоевывающих власть (в составе широкой демократической коалиции), т.е. они забыли себя в 1990-91 годах, но отлично помнят как действовали в 1997-2000 годах, за пазухой у благоволящей им власти.

***
Приложение

Ихлов Евгений создал опрос [17 февраля 2019, 53 участника]:

“ФРАКЦИОННЫЙ ОПРОС

Как обычно, я немного ввел в заблуждение моих читателей. Обещав провести опрос по критериям установления «цензовой демократии», если этот принцип будет принят моей Виртуальной Учредилкой, а всё таки этот опрос проведу, хотя принцип лишения активного избирательного права лиц, представляющих опасность для демократии, был отвергнут солидным большинством голосов – 2/3 (точнее – 63% против 37% от 148 проголосовавших).

Заодно я получил, как мне кажется, идеальный критерий разделения понятий «российский либерал» и «российский демократ». Поскольку нормальная политическая эволюция в России была прервана большевиками с 1918 по 1990 год, то она стала восстанавливаться на прерванном месте.
Поэтому отечественные либералы «оттаяли» на стадии Русского Модерна и несут в себе ценностный набор «старого доброго либерализма».
Только в новом цикле история переигралась – «либералы» сразу победили «самодержавие», а потом и «большевиков».

И вот теперь я собираю открытое заседание праволиберальной фракции моей Виртуальной Учредилки (с возможностью голосовать и представителям иных, демократических и леволиберальных «фракций») для выбора критерия избирательного ценза.

Активного избирательного права (АИПа), т.е. права избирать (пассивного права быть избранным лишать нельзя – выдвинули в кандидаты «цензовые элементы» – так тому и быть) должны быть лишены:

– первый вариант: все освобождённые от налогов по причине бедности [кроме пенсионеров, ветеранов и реабилитированных жертв государства, освобождённых от ряда налогов по закону], либо имеющие доход ниже определённого предела, либо не имеющие недвижимости кроме приватизированной жилплощади;

– второй вариант: все материально и социально прямо зависящие от государства и могущие пострадать от него за «неправильное волеизъявление» – бюджетники, силовики, студенты – получатели госстипендий и работники госкорпораций.

Образовательный и возрастной ценз вводить не имеет смысла, потому что не имеющих среднего образования почти не осталось, а молодежь и без того игнорирует выборы.
Что же касается ценза оседлости, то как я понимаю, массовая раздача гастарбайтерам гражданства и регистрации практиковалась только один раз – при местных выборах в Завидово в 2016 году (что не пустить команду ФБК), и поэтому он также не имеет смысла – в России нет сезонных рабочих-граждан как явления – кроме вахтовиков.

Заранее благодарю за активность, репосты в ваших группах и корректность и взаимоуважение при обсуждении в комментах.”

ИТОГИ: [53 участника]
1. Вы чьё, старичьё? – 30%
2. Заложники Хозяина – 70%